Ссылки для упрощенного доступа

"Забыла про нас Родина"


Поселок Уренгой расположен вблизи полярного круга в Ямало-Ненецком автономном округе на берегу реки Пур, в 15 километрах от узловой железнодорожной станции "Коротчаево". Еще недавно здесь была закрытая территория с пропускным режимом. Именно отсюда в советское время началась история российского газа. Львиную долю этого топлива добывают здесь и сегодня.

Житель поселка Уренгой Виталий Золотарев считает, что свободный въезд на Север изменил местный уклад и традиции.

"Пока Север не открывали, пока была зона пропусков, люди были очень отзывчивые, дома не закрывали, в гости ходили друг к другу на праздники. А сейчас люди замкнулись, многие приехали с [Большой] земли, менталитет у них не такой. Люди едут сюда денег рвануть, а на природу наплевать", – говорит Виталий.

Золотарев приехал в Уренгой молодым специалистом в разгар советских пятилеток. Он мечтал строить новую жизнь на Севере. Работал газоэлектросварщиком, электромашинистом.

"Все градообразующие предприятия ушли отсюда. В общем, просадили нас конкретно. Забыла про нас Родина. Спасибо тебе, Родина. Выгодно кому-то похерить поселок. Люди остались: кто-то прирос, кому-то некуда ехать", – говорит Виталий.

Сам он после банкротства родного предприятия в начале 90-х занялся коммерцией: торговал продуктами, открыл студию звукозаписи, но все это надолго не прижилось. Тогда Виталий занялся рыбой.

Богатый природными ресурсами край, как и сто лет назад, кормит северных жителей. Копченая северная рыба – деликатес. Свежего муксуна, нельму и омуля можно попробовать только здесь. Виталий смастерил в гараже коптильню, изучил технологию. За рыбой едут издалека, и даже платная переправа – не помеха.

Сын Виталия Богдан получил диплом программиста, вернулся на Север и начал помогать отцу вести маленький семейный бизнес.

"В нашей стране очень тяжело малым предприятиям продвинуться. Даже зарегистрировать ИП – муторная штука. Куча справок, оплат. Сейчас трудные времена, людям нужны рабочие места, достойная плата. Сейчас сложное время, оно не становится лучше", – говорит Богдан.

Жительница поселка Уренгой Елизавета Дрегун приехала на Север 50 лет назад, в 1968-м. Как и тысячи советских граждан, выпускница техникума связи попала в Уренгой по распределению из Архангельска. Сегодня ей 70, она ветеран труда, ударник всех пятилеток.

"Многие уехали, сейчас на кладбище пойдешь – весь Уренгой там, переехал на погост, как говорится. Очень многие умерли. Мой тоже умер в 1990 году от жизни такой. Здоровье покосилось, – рассказывает Елизавета. – В поселке Уренгой, насколько я знаю, только 59 месторождений открыли. Здесь люди трудились, с собой вообще не считались".

Елизавета по-прежнему живет в бараке 50-летней давности. "Обещают нам мост, я здесь 50 лет живу, а моста все нет. Речка то замерзает, то вскрывается, вот в этот период у нас ничего не ходит", – жалуется она.

Елизавета уверяет, что несмотря на то, что здесь тайга, тундра, болота и нехватка кислорода, у этих мест есть невидимый магнит, который не отпускает своих жителей обратно на Большую землю. Здесь все хоть и живут под боком у "Газпрома", но свои мечты воплощают в жизнь самостоятельно.

External Widget cannot be rendered.

XS
SM
MD
LG