Ссылки для упрощенного доступа

"Угрожают новым насилием!" Как в суде разваливают дело изнасилованного в колонии


В середине апреля Свердловский районный суд Иркутска окончательно исключил из уголовного дела о пытках всех юристов, представлявших на процессе интересы жертвы – изнасилованного в колонии Тахиржона Бакиева, который все еще находится в колонии. О систематических угрозах Бакиеву и попытках "выдавить" из дела всех независимых правозащитников трое иркутских адвокатов говорили весь последний год. Об угрозах в том числе новым изнасилованием, если он не подпишет отказ от адвокатов, Тахиржон регулярно сообщал родным и правозащитникам. Он, тем не менее, не подписал отказ от адвокатов, тогда суд в одностороннем порядке запретил его защитникам посещать заседания. Правозащитники опасаются, что сейчас, когда дело уже рассматривается в закрытом суде, их отсутствие приведет к тому, что пытавшие заключенного не понесут наказания.

Чтобы не пропускать главные материалы Сибирь.Реалии, подпишитесь на наш YouTube, инстаграм и телеграм.

"С трудом дотащили до суда"

Адвокаты и родные Тахиржона Бакиева с большим трудом сначала добились возбуждения уголовного дела об изнасиловании заключенного, совершенном более двух лет назад в исправительной колонии Иркутска №6, а потом того, чтобы оно оказалось в суде.

– Меня и еще двоих иркутских адвокатов, защищавших Бакиева, удалили из процесса за то, что якобы писали о судах, в том числе над сотрудниками колонии (предыдущее дело о пытках Бакиева, которые были совершены с попустительства сотрудников ИК-6; адвокаты уверены, что осужденные сотрудники ФСИН не только знали о насилии, а сами инициировали его) в соцсетях, – говорит правозащитник Святослав Хроменков. – В нынешнем уголовном деле – шестеро заключенных, так называемых "прессовщиков", которые, по словам Бакиева, в январе 2021 года жестоко его избили, а затем изнасиловали шваброй. Так как процесс и без того закрытый, есть опасения, что все закончится, так скажем, в пользу насильников.

Семья Бакиева и его адвокаты уверены, что на суде непременно всплывут подробности дела: кто именно отдавал распоряжения бить и насиловать заключенного, вынуждая его признаться в организации бунта в Ангарской колонии в апреле 2020-го.

– Его признание в якобы организации ангарского бунта нужно в первую очередь сотрудникам ФСИН, а самим заключенным-прессовщикам оно к чему? Да ни к чему! Огласки этих чудовищных приказов боятся и сами (теперь уже бывшие) сотрудники колонии, и их иркутское начальство. Ведь по сути выбить признание выгодно было Сагалакову [Леонид Сагалаков – начальник ФСИН по Иркутской области; по словам множества заключенных, после его угроз насилием на плацу заключенным ИК-15 и начался бунт в ангарской колонии], чтобы снять с себя обвинения в том, что именно он стал причиной массовой акции протеста в колонии. Они [ФСИН] боятся, что садисты покажут на начальство колонии и будут судить заново не только Агапова, но и всю верхушку иркутского ФСИН. По словам всех осужденных, сотрудники прямо приказывали их бить и насиловать. Там сроки будут не по 4–5 лет уже. Чтобы обвинить в этом самих заключенных, они пытали и насиловали не десятки, сотни(!) осужденных. И это прошло бы для них совершенно безнаказанно, не начни пострадавшие публично признаваться в том, что произошло. Раньше о таком молчали, стыдились. Но в этом случае они же нескольких человек, в том числе моего брата, сделали инвалидами! – говорит Наргиз Бакиева.

10 апреля 2020 года на плацу ИК-15 в Ангарске
10 апреля 2020 года на плацу ИК-15 в Ангарске

"Теперь они инвалиды, живут с калоприемниками"

Сестра и жена Тахиржона Бакиева впервые после пыток увидели его в феврале 2021 года, после того как совершенно случайно от другого заключенного узнали о том, что он находится в тяжелом состоянии в больнице после сложных операций из-за травмы внутренних органов.

Пытки в колонии
Пытки в колонии

– С 24 февраля он два года повсюду ходит с калоприемником. Как и Кежик Ондар, как и еще несколько других, кого эти нелюди сделали инвалидами. Первые несколько месяцев он еле передвигался, даже сидеть ему было тяжело, – Анастасия Бакиева до сих пор еле сдерживает слезы, вспоминая о случившемся. – У нас маленький ребенок, он долгое время не хотел, чтобы сын его видел. Мне кажется, до сих пор стыдится как будто этого. Хотя стыдно должно быть не ему и другим пострадавшим, а этим зверям. Какими садистами извращенными надо быть, чтобы в принципе придумать эти пытки.

По словам сестры пострадавшего, до того, как узнать о пытках брата, она почти месяц пыталась безрезультатно дозвониться до него. Встречи им запретили задолго до этого под предлогом коронавируса.

– Узнала от других осужденных. Ему на тот момент оставалось сидеть почти четыре года (Бакиев был осужден в 2019 году на 7 лет по статье о хищении оружия). В январе его поместили в пыточный "режимный отряд" №10, где содержатся заключенные-"разработчики", исполняющие поручения оперативников ГУФСИН.

– После массовой акции протеста заключенных в апреле 2020 года осужденных отправили в другие СИЗО и колонии области. Бакиева поместили в отряд №10 колонии №6 Иркутской области, где осужденные-разработчики по надуманным причинам устроили конфликт, оскорбляли мусульманина Бакиева, порвали его Коран. Бакиев обратился за помощью к сотрудникам колонии. Вместо защиты и помощи оперуполномоченные оперативного отдела ИК-6 Ерохин и Медников применили силу к Бакиеву, связали его скотчем, обеспечили его заведомо беспомощное состояние, после чего затащили его в отряд №10 и передали в руки капо-разработчикам, которые при оперативниках начали избивать и пытать Бакиева, – рассказывает адвокат Наталья Юсупова. – После избиения Бакиева изнасиловали шваброй, повредив ему внутренние органы и причинив тяжкий вред здоровью. Избитого и изнасилованного Бакиева бросили под кровать и заставили его сумками, чтобы никто не видел жертву пыток. Более двух суток Тахиржон Бакиев пролежал под нарами, при проверках на его имя на перекличке отзывался другой осужденный-разработчик, и таким образом разработчики и оперативники ИК-6 скрывали ЧП и особо тяжкие преступления. Теперь оба, и Тахиржон, и Кежик, живут с калоприемниками.

Двумя месяцами ранее – в декабре 2020 года Азияне Ондар, сестре другого заключенного той же иркутской исправительной колонии №6 Кежика Ондара, сообщили о жестоких пытках брата с использованием кипятильника. В результате истязаний у Кежика была разорвана прямая кишка, ему сделали две операции, но он остался инвалидом. В сентябре Кежик вышел на свободу, отсидев 4 года по статье 158 за кражу лошади. От общения с журналистами он отказывается. За него говорит его сестра.

Кежик Ондар с женой
Кежик Ондар с женой

– 2 декабря заключенный, также находившийся в Следственном изоляторе №1 в Иркутске (СИЗО-1), дозвонился нам и рассказал о том, как пытали Кежика, – вспоминает Азияна. – Он плакал, когда рассказывал. Сказал, что Кежика отвели в какую-то отдельную камеру СИЗО, там спросили: "Ты тувинец?" Когда он ответил утвердительно, связали ему руки, били, истязали, резали половые органы, потом затолкали под кровать, и так продолжалось двое суток. От него пытались добиться признания в участии в апрельском бунте в колонии №15 Ангарска. Он действительно там сидел, но в день бунта был в карцере, то есть вообще один находился – конечно, он никак не мог в нем участвовать. В первые сутки ему сломали ногу, на вторые – засунули в задний проход кипятильник, включили его. Кипятильник, как я поняла, взорвался прямо внутри брата! Ужасные травмы, потребовались две сложные операции, но он все равно теперь инвалид. Говорить об этом он не хочет даже с родными. Но на суд, сказал, пойдет.

Азияна напоминает, что пока велась доследственная проверка по пыткам брата, к нему также никого не пускали.

– Пока оставался в колонии, ни адвоката, ни общественную наблюдательную комиссию к нему не пускали внаглую, – говорит Азияна Ондар. – До апреля 2020 года Кежик отсидел примерно год за кражу лошади, по 158-й статье. После апреля его увезли в ИК-6, до этого он присылала нам сообщения, мол, там страшно бьют, очень боюсь. С тех пор мы ничего о нем не слышали, никакой весточки, хотя регулярно с его женой направляли запросы и в УФСИН, и в колонию с просьбой сообщить о местонахождении и состоянии здоровья такого-то заключенного. Ответов не получили.

"Судят не всех пытавших"

Родственники заключённых из ИК-15 на пикете у здания суда
Родственники заключённых из ИК-15 на пикете у здания суда

Во время бунта свыше 200 заключенных нанесли себе увечья в знак протеста против пыток. Всего, по данным правозащитников, пострадали около 300 человек. До суда удалось довести только часть дел. Однако даже в деле о пытках Бакиева фигурируют далеко не все из тех, кто принимал участие в его пытках.

– 18–19 января 2021 года, по свидетельству Бакиева, некто Артем Павлов (другой осужденный) в пресс-бараке (отряд №10 "Безопасное место", подконтролен оперативному управлению ГУФСИН и отделу "М" УФСБ) более двух часов вставлял ему деревянную палку в задний проход. В это время Тахиржона удерживали силой не менее 6 "разработчиков". При этом Павлова до сих пор нет в числе обвиняемых! Хотя, к примеру, есть осужденный Денис Рязанцев (рецидивист, повторно осужденный в марте 2016 года за пытки и убийство арестованного на время следствия Александра Честюнина, совершенное в октябре 2013 года в "пресс-хате" №429 СИЗО-1 Иркутска), который держал Бакиева. Тахиржону повредили не менее 75 сантиметров кишечника, причинив тяжкий вред его здоровью и сделав из здорового парня инвалида с калоприемником. При этом судят далеко не всех садистов! – возмущается адвокат.

В феврале Свердловский районный суд Иркутска признал виновными по статье о превышении полномочий троих экс-сотрудников ИК-6, где избили и изнасиловали заключенного Тахиржона Бакиева. Начальника колонии Алексея Агапова, замначальника оперативного отдела Александра Медникова и оперативника Антона Ерохина приговорили к 5 годам колонии общего режима.

– Было доказано, что эти сотрудники очевидно знали о том, что Бакиева пытают "прессовщики". Это и свидетельские показания, и видео с камер наблюдения, и экспертизы, подтверждающие, что они слышали крики Тахиржона, – сообщила Юсупова.

По мнению правозащитников, сотрудники колонии не только знали о пытках заключенного, а сами инициировали их, чтобы добиться признания в якобы организации стихийной акции протеста в апреле 2020-го в ИК-15.

– Разработчики и оперативники ИК-6 скрывали ЧП и особо тяжкие преступления, – поясняет правозащитник Владимир Осечкин, основатель проекта "Гулагу.нет", опубликовавшего записи с камер наблюдения, подтверждающие пытки в колониях и изоляторах. – Никто из ФСИН не звонил семье Тахиржона Бакиева, не давал более месяца Тахиржону звонить домой и рассказывать о совершенных в отношении него преступлениях. Первый звонок они сделали уже после того, как утром 20 февраля адвокат Дмитрий Дмитриев приехал в ФКУ ИК-6 ГУФСИН по Иркутской и добился встречи и опроса Тахиржона.

Пытки в Красноярской колонии, Gulagu.net, видео с камер наблюдения
Пытки в Красноярской колонии, Gulagu.net, видео с камер наблюдения

По словам защиты, среди обвиняемых по делу о пытках Бакиева проходят осужденные Лукашенко, Рязанцев, Глухих, Дудин, которые, по словам пострадавшего, силой удерживали Бакиева во время насилия. В это время Павлов и Бунькин избивали его доской и засунули в задний проход Бакиева швабру, повредив ему внутренние органы и причинив тяжкий вред здоровью, – обвинение предъявлено только Бунькину, говорит Юсупова. Детали судебных разбирательств адвокаты раскрывать не могут – суд проходит в закрытом режиме.

В январе Бакиев писал обращение с просьбой защитить его от угроз сотрудников ФСИН. Письмо адресовано Организации Объединенных Наций, Европейскому комитету по предотвращению пыток и российским правозащитникам. Адвокат Дмитрий Дмитриев тогда заявил, что опасается того, что Бакиева заставят отказаться от заявлений о пытках.

По словам адвоката Дмитриева, давление на пострадавшего заключенного началось, когда Бакиев через правозащитников подал ходатайство об отмене домашнего ареста начальнику колонии №6, в которой произошли истязания, Алексею Агапову.

– К тому же у ФСИН появилась интересная тенденция блокировать визиты адвокатов, которые готовы помогать людям добиваться статуса потерпевшего. Сотрудники, руководители ФСИН стали массово обращаться в Следственный комитет с требованием ограничить доступ адвокатов к осужденным по звонку. Вместо этого им предлагают услуги, консультации госзащитника, который, мягко говоря, не всегда действует в интересах пострадавших, – поясняет Дмитриев, получивший в распоряжение подобный официальный запрос в Следственный комитет после очередного отказа сотрудников ФСИН пропустить его на встречу с подзащитным. Об этих нарушениях заявляют и другие иркутские адвокаты, представляющие интересы заключенных.

...

XS
SM
MD
LG