Ссылки для упрощенного доступа

"Огонь уничтожал палатки за 20 секунд"


В минувшую субботу в Комсомольске-на-Амуре простились с 10-летним Лешей Мартыненко. На прощание, которое состоялось в местном драматическом театре, пришли сотни людей. По словам очевидцев той страшной ночи в лагере "Холдоми", Леша бросился на помощь в соседнюю, 16-ю палатку и пытался помочь девочкам выбраться из нее.

В школе создали уголок памяти Алексея Мартыненко. Фото - администрация города
В школе создали уголок памяти Алексея Мартыненко. Фото - администрация города

​Троим из них не удалось выжить. Первой погибла Софья Валова, в день пожара ей исполнилось бы 11 лет. Чуть позже в больнице умерли Лиза Безрукова и Вероника Стрыгина. Сам Леша в больнице впал в кому и умер, не приходя в сознание.

На сайте Change.org появилась петиция с призывом посмертно присвоить 11-летнему Алексею Мартыненко звание Героя России за спасение девочек.

Людмила Конюшенко, учитель начальных классов лицея №1 в Комсомольске-на-Амуре, говорит, что Леша был одним из лучших учеников в ее классе. Почти отличник, четверки только по физкультуре и английскому языку.

– Алёша обладал ярко выраженным математическим складом ума. И при все своей целостности, он никогда не рвался в лидеры. Было видно, что мальчик живет какой-то очень насыщенной внутренней жизнью. Он иногда как бы уходил в себя на время, думал о чем-то, ему были свойственны такие вот моменты внутренней какой-то концентрации, – вспоминает первая и последняя учительница мальчика.

Картина была жуткая. Если огонь брался за какую-то палатку, ему хватало всего секунд двадцать, чтобы уничтожить её

Обстоятельства гибели детей, причины и виновных в трагедии должно определить следствие. Уже возбуждено уголовное дело по двум статьям Уголовного кодекса – причинение смерти по неосторожности и оказание услуг, опасных для жизни и здоровья. В рамках расследования арестованы трое человек. До 22 сентября в СИЗО пробудут директор лагеря Максим Кузнецов и владелец и руководитель ООО "Экстрим сервис" – компании-инвестора и оператора турпроекта "Холдоми" Виталий Бурлаков. Им инкриминируется причинение смерти по неосторожности и оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности жизни и здоровья потребителей. До 24 сентября под стражу заключен начальник отдела надзорной деятельности и профилактических работ по Солнечному району управления надзорной деятельности ГУ МЧС по Хабаровскому краю Эдуард Новгородцев. Его подозревают в халатности.

– Было очень холодно, в каждой палатке стояла одна батарея, которая плохо грела, поэтому мы ложились спать в тёплых пижамах. Вечером принесли тепловые пушки. Ночью нас разбудила одноклассница Лиза Билокопытая, которая жила с нами в одной палатке. Она толкала всех, кричала. Мы проснулись, увидели пожар, похватали всё самое необходимое и выбежали наружу. Если бы Лиза нас не разбудила вовремя, у нас точно был бы заблокирован выход. На улице мы увидели пламя и услышали жуткие крики из горящих палаток. Это было так страшно, что у маленьких детей, которые там были, случилась паника, – рассказали одноклассницы погибшей Вероники Стрыгиной.

В своей комсомольской школе №32 Вероника пошла бы в этом году в 7-й класс.

– Картина была жуткая. Если огонь брался за какую-то палатку, ему хватало всего секунд двадцать, чтобы уничтожить её. А ветер только усиливал пламя. Палатка сгорала, а вместо неё оставался лишь металлический каркас. Даже железные кровати покоробились от высокой температуры, – вспоминают девочки.

Погибшая София Валова училась в школе №36.

– Она была невероятно талантлива. Танцами занималась профессионально, была членом общероссийской танцевальной организации. А еще занималась гимнастикой, играла на фортепьяно. Участвовала во многих конкурсах, везде брала призовые места. Ее успехи вдохновляли других, – говорит руководитель танцевальной студии Анна Шагапова.

Лиза Безрукова. Фото предоставлено КГКОУ Школа 2 г. Комсомольска-на-Амуре
Лиза Безрукова. Фото предоставлено КГКОУ Школа 2 г. Комсомольска-на-Амуре

Лиза Безрукова приехала в лагерь "Холдоми" из Амурска. Она была одной из лучших учениц школы №2.

– Лиза училась на "отлично", каждый год получала Похвальный лист за отличные успехи в учебе. Занималась в лингвистической школе, участвовала в соревнованиях по плаванию, была активной участницей всех мероприятий в классе и школе. Отзывчивая, добрая, справедливая, честная, – рассказывают о ней в школе.

Из рассказов вожатых лагеря, детей и их родителей до сих пор трудно понять, что творилось в ту страшную ночь в лагере. Одни говорят, что дети эвакуировались из горевшего лагеря сами, и многие не могли при этом справиться со сложными замками-застежками на палатках, а вожатые спали отдельно от детей, в капитальных корпусах. Другие утверждают, что вожатые вели себя геройски, спасая детей, но сейчас подвергаются травле.

вожатые лагеря
вожатые лагеря

Наш корреспондент связался с руководителем этого отряда, специалистом Института иностранных языков ВГУЭС Галиной Касьяненко, которая была в ту ночь со своими вожатыми в палаточном лагере.

– Мы первый раз поехали в "Холдоми". Наш педагогический отряд считается одним из лучших в крае. Директор лагеря пригласил нас, поскольку десять лет назад "Территория инициативы" у него уже работала, но в другом лагере, и он знал, на что мы способны. Это очень порядочный человек. Мы зашли на сайт "Холдоми", увидели, как лагерь выглядит. Условия для работы были хорошие. Нам все понравилось. Руководство "Холдоми" заключило договор с Приморским региональным отделением Российских студенческих отрядов, поскольку наш отряд работает в составе этой большой молодежной организации. Нам оплатили дорогу и медосмотр, и мы с ребятами поехали.

Двадцать человек из Владивостока и двое – из Уссурийска. Педагогический отряд сводный, в нем студенты ВГУЭС, ДВФУ, МГУ имени Невельского, ТГМУ. Несколько человек работали, но они специально взяли отпуска, чтобы поехать с отрядом в Хабаровский край. Вместе с нашими ребятами работали и вожатые из Комсомольска-на-Амуре. Это была удивительная команда.

По договору "Территория инициативы" должны была отработать в лагере "Холдоми" четыре смены. Первая прошла благополучно. Пожар случился на третью ночь второй смены. На дежурство заступил ночной вожатый 22-летний Владимир Игнатов, студент ВГУЭС. Согласно инструкции он должен был смотреть, чтобы дети спали, и в случае необходимости помочь детям.

Именно Владимир, увидев огонь, поднял по тревоге вожатых в палаточном лагере (они жили именно там) и бросился спасать детей в той палатке, что загорелась первой, а потом и в других. Он хватал ребят на руки и выносил из палаток. Здесь их подхватывали вожатые и уводили на стадион. Из всех вожатых Владимир пострадал сильнее других, у него остались ожоги на лице.

Алексей Завальнюк, студент 3-го курса Школы биомедицины ДВФУ, первым стал поливать огонь из огнетушителей, которые были на территории лагеря. Ему помогали физруки лагеря Михаил Сергеевич Карпухин и Константин Юрьевич Ермаков. Они заливали горящий брезент, а в это время вожатые выводили ребят из палаток. На некоторое время распространение пламени по городку им удалось сдержать. Затем они занялись размещением детей на безопасных местах и помощью другим вожатым.

Павел Марчук, студент 3-го курса ВГУЭС, выносил из огня и относил обгоревших детей в медпункт, а затем и в карету скорой помощи. Выпускник школы №57 из Владивостока Артем Польшин выводил детей из горящих палаток и помогал эвакуировать их на стадион. Все вожатые вели себя очень мужественно.

Студенты из Комсомольска-на-Амуре вместе с нами самоотверженно, организованно, исключительно спокойно делали все, что могли. Я говорила, что это удивительная команда, которая понимала с полуслова и с полувзгляда: куда идти, что делать и что говорить детям, родителям.

Многие из ребят старожилы "Холдоми" – Егор Перепечко, Елизавета Мартынова, Роман Асриев, Роман Кузьменко, Маргарита Харина, Иван Костырев. Были и те, кто не так давно работал: Алеша Василенко, Оля Бруй, Саша Кузнецов, Сергей Фролов, Вероника Шитикова, Аня Лаевская, Лиза Старостина, Настя Дышлевая.

Они, как и все, молодцы. Они, как и все, сделали, что было в их силах. Обогрели детей, успокоили. И только вечером давали волю слезам. Они успевали работать и получать помощь психологов, потому что без этого нельзя было. Ребята Комсомольска-на-Амуре и Владивостока стали семьёй, отрядом, с которым не страшно ничего.

Детей надо было спасать. Потом одеть, накормить, дать возможность позвонить родителям, чтобы они приехали и забрали их. Надо было организовать правильное заполнение заявлений, чтобы родители смогли получить деньги за неиспользованные дни отдыха по путевке. Здесь нам очень помогли комитеты образования Солнечного района и Хабаровского края.

Пожар случился в половине третьего ночи, а через час представители Солнечного района уже приехали в лагерь, привезли пряники, печенье, чтобы накормить детей. Обидно, что все говорят, что никто не знал об этом палаточном лагере. Даже председатель комитета образования Хабаровского края Кузнецова заявила, что она не знала. Как это они не знали?

Палаточный лагерь "Холдоми" работает пять лет. Во вторую смену у нас была пожарная тренировка. Приезжала пожарная машина, была игровая тревога, и дети эвакуировались. Поэтому на реальном пожаре все было сделано правильно.

После пожара под опекой наших студентов оставались дети в стационарных корпусах, которые также находятся на территории лагеря. Для ребят нужно было организовывать развлекательную программу, как будто ночью ничего не произошло. И вожатые работали, хотя было очень тяжело.

Вожатые жили в палатках вместе со своими подопечными, поэтому тоже понесли потери. К счастью, только материальные – сгорели ноутбуки, мобильные телефоны, одежда, деньги. Ребята как выскочили из палаток спасать детей в футболках, трико и сланцах, так в них и остались после пожара.

Ощутимую материальную помощь вожатым-погорельцам оказали бывшие члены "Территории инициативы", из первых поколений студенческого педагогического отряда, который действует уже 20 лет. Они уже давно не студенты, но связь не прерывают. Низкий поклон им за оказанную помощь.

Всем вожатым, особенно тем, кто был близко к огню, Хабаровск организовал психологическую помощь. Благодаря этому у ребят прошел первоначальный шок. Нам сказали, что во Владивостоке есть организации, готовые им помочь. Но пока откликнулся только Всероссийский детский центр "Океан". Ребята там пройдут реабилитацию. И мы думаем, что все будет хорошо.

Для установления полной картины пожара вожатых "Территории инициативы" возили на допрос в Комсомольск-на-Амуре – за 40 км от лагеря. Владимира Игнатова еще проверили на полиграфе, то есть на детекторе лжи. Девушек опрашивали на месте, – рассказала Галина Касьяненко.

Свое расследование случившегося ведет местный журналист Алексей Ларин. В своем паблике "Флюгер" он публикует опросы родителей, чьи дети отдыхали в палаточном лагере. Вот что, в частности, рассказала Анастасия, мать мальчика, который жил в одной палатке с погибшим Алексеем Мартыненко:

Мы сразу выбирали палаточный городок, потому что с мужем придерживаемся того, чтобы было что-то спортивное, интересное и не банальное. Тем более у нас было видео о том, как палатки выглядят внутри: хорошие, кроватки нормальные стоят, не раскладушки, тумбочки есть. Нас это устроило.

На месте сами палатки мы не смотрели, нас устроило то, что было на видео нам показано, какие палатки, как они располагаются, где они находятся территориально, что рядом есть душевые, умывальники, туалеты. Было ясно, что есть батареи. Там на видео ходил мужчина, показывал: "Вот стоят батареи, у нас они там". То есть они прям обычного вида. У меня этот вопрос почему-то отпал полностью.

– От кого, во сколько, каким образом вы узнали о произошедшем?

– Позвонили нам в 4:45 утра. Я не знаю, может, это были вожатые, либо кто-то из девочек, явно это был кто-то молодой, голос организатора или кто там еще были. Причем информация изначально была так подана, сказали: "У нас тут небольшое ЧП, случился небольшой пожар" и говорят дальше: "Вам нужно приехать, забрать сына домой".

Я как родитель понимаю, что если бы было что-то страшное, то сказали бы по-другому, и когда тебе говорят "небольшое ЧП", я уточняю: "Нам нужно это сейчас сделать?" Говорят: "Да, детям негде разместиться, поэтому сейчас", я говорю: "Все, хорошо", кладу трубку. Тут до меня начинает доходить информация, что я даже не услышала своего ребенка. Начинаем звонить сыну, он недоступен, тогда уже начало доходить, насколько там масштабно все может быть.

Перезваниваем, девушка дала трубку ребенку, мы спросили: "У тебя все хорошо? Ты обжегся или нет?" Он сказал: "У меня все нормально". И мы поехали.

На место вы приехали во сколько?

– Не знаю, в 5:25, наверное. Мы ехали очень быстро.

Я теперь боюсь, вдруг произойдет то же самое, но только там будут не посторонние люди, а там будете вы, и вы погибнете

– Полиция, скорая, пожарные, спецслужбы: кого-то вы там увидели?

– Скорых там не было. Но у меня у самой медицинское образование. Я у ребенка спросила: "Вас всех осматривали медики?" Он сказал, что их не всех осматривали, в частности, моего ребенка не осматривали. Я понимаю, что физически у него не было никаких повреждений, он не обжегся, но мог наглотаться дыма. Я дома за ним наблюдала, осмотрела дыхательные пути. Не знаю, не могу вспомнить по поводу пожарных машин.

Физическое и моральное состояние сына вы сейчас как оцениваете?

– На данный момент ничего такого сверхъестественного в поведении не наблюдается, но один раз он расплакался сильно: "Я теперь боюсь, вдруг произойдет то же самое, но только там будут не посторонние люди, а там будете вы, и вы погибнете".

Той ночью он проснулся, как он сказал, примерно в час ночи – но я не могу достоверно сказать, потому что время он точно не посмотрел, но у него возникло ощущение, что он спал недолго. Проснулся, увидел там огонек красный, ему сначала показалось, что это лампочка светит. Потом он понял, что это не может быть лампочка. По запаху дыма понял, что это пожар, начал будить своих мальчишек, которые были у него в палатке, всех вывел. То есть он понял, что с одной стороны палатки, где жарко, дымно, судя по всему, уже огонь, и они выбежали в другую сторону. Он выбежал в одних трусах.

Там было два выхода?

– Да, в палатке было два выхода.

– То есть можно было выбрать или один выход был закрыт?

– Я не знаю, я думаю, что они туда даже не пошли, в ту сторону. Но тот, который был со стороны пожара, он был центральный, основной, и они туда не пошли, потому что с той стороны было жарко, дымно и так далее.

Девочка стояла в шоке, обгоревшая достаточно сильно; у нее уголек на ноге еще тлел, волосы были обгоревшие

Они пошли в другую сторону, они выбежали все, он выбежал в одних плавках, без ничего, без обуви, без футболки, без телефона, без ничего. Выскочили, он очень сильно кричал, будил мальчишек, они выбежали, тоже начали все кричать, увидели вожатого. И вожатый им показал путь, немножко их проводил, просто показал направление, куда бежать.

Все было в дыму, все горело, они мимо этого всего бежали, потом их отвели на спортивное поле. Как он сказал, они достаточно долго там стояли, ждали, пока всех собрали, пересчитали. И только потом их отвели уже в штаб.

Но, пока они стояли возле палатки и кого-то звали, пока вожатый их не увидел, он видел девочку:

"Я видел, как девочка стояла в шоке, обгоревшая достаточно сильно; у нее уголек на ноге еще тлел, волосы были обгоревшие, она стояла в шоке, не могла даже пошевелиться. Видел, как вожатые из палаток кого-то вытаскивали".

Я как-то его спросила: "У тебя что, горло болит?" А он говорит: "Мам, я так кричал, конечно, у меня горло болит"

То есть он это все видел. Потом он очень долго переживал за Лешу, потому что он проснулся первый, он начал всех будить и всех выводить, он боялся, что он Лешу не разбудил. Он говорит: "Может быть, я не сильно кричал, потому что я не побежал до конца палатки, и он не проснулся". И он из-за этого очень сильно переживал, потом он говорит: "А может, все-таки он вышел в туалет, и его вообще не было в палатке…"

Однозначно было шоковое у него состояние, потому что, как он рассказывает, насколько его там трясло. А потом днем я как-то его спросила: "У тебя что, горло болит?" А он говорит: "Мам, я так кричал, конечно, у меня горло болит". Сейчас лечим горло.

А потом они сидели, ждали, пока всех заберут. Ему показалось, что очень долго ждали, пока мы приедем, он боялся, что мы вообще не приедем. Он говорит: "Я же не знал ваш номер телефона на память, а все, что было, там сгорело в палатке, и я боялся, что вы за мной не приедете, вы не узнаете, вы не приедете, я тут еще останусь".

– У вас есть какие-то суждения о том, кто виноват в произошедшем?

– Какие тут могут быть суждения? Когда мы с сыном разговариваем, он говорит: "Наверное, обогреватель чем-то накрыли, что-то положили сушиться". Конечно, такие вещи недопустимы, такие обогреватели не должны быть в палатках.

Не могу сказать, кто мог халатно к этому отнестись. Когда начинаешь про это задумываться, у меня еще больше вопросов возникает к органам, которые принимали лагерь, проверяли".

В минувшую субботу на поезде во Владивосток вернулись вожатые из сводного студенческого педагогического отряда "Территория инициативы", который работал на "Холдоми", в детском оздоровительном лагере и в отрядах в палаточном лагере, где произошел страшный пожар.

Тем временем представители самого лагеря "Холдоми" во вторник сообщили СМИ, что все шесть видеокамер, которые обслуживали палаточный лагерь, оказались в ночь пожара выключенными по неизвестной причине. Адвокаты арестованных по делу Максима Кузнецова и Виталия Бурлакова уже официально заявили прессе, что не исключают умышленный поджог.

Они подали апелляции на арест своих подзащитных, аналогичная жалоба поступила в Солнечный районный суд и от защиты сотрудника главного управления МЧС России по региону Эдуарда Новгородцева. Следствие считает, что в июле он проводил в лагере плановые учения, во время которых обнаружил, что размещение детей в палаточном городке организовано с нарушением противопожарных норм, но не принял мер к тому, чтобы обязать руководство лагеря исправить допущенные нарушения.

Во вторник же прокуратура края внесла представление на имя губернатора Сергея Фургала и руководителей целого ряда федеральных и региональных ведомств. "По результатам проверки губернатору края, руководителям ГУ МЧС, управления Роспотребнадзора, ФГБУЗ "Центр гигиены и эпидемиологии в Хабаровском крае", главе Солнечного района внесены представления с требованием принять меры к устранению причин и условий, способствовавших нарушениям, и недопущению их впредь, а также решить вопрос о привлечении к ответственности виновных должностных лиц. Акты реагирования в настоящее время находятся на рассмотрении", – сообщили в пресс-службе прокуратуры. Надзорное ведомство выявило "факты нарушений в деятельности министерства образования и науки края, ГУ МЧС России по Хабаровскому краю, управления Роспотребнадзора по Хабаровскому краю, ФГБУЗ "Центр гигиены и эпидемиологии в Хабаровском крае", администрации Солнечного муниципального района".

"Проверка оздоровительного лагеря "Холдоми" проведена поверхностно, надлежащая оценка соблюдению требований пожарной безопасности не дана", – отметили в пресс-службе.

Среди нарушений названы отсутствие представителей контролирующих органов в составе комиссии, проверявшей лагерь, а также то, что он был включен в реестр без указания на наличие палаточного городка для детей. Ранее губернатор отстранил от должности на время проверки заместителя министра образования края Александра Короля, чья подпись стоит под тем самым реестром.

– Очень серьезные претензии ко всем надзорным и контролирующим органам. Делали ссылки на то, что нет нормативно утвержденных требований к правилам пожарной безопасности, вообще к безопасности детского отдыха в палаточных лагерях, однако должен быть какой-то здравый смысл. Детей в возрасте 10–11 лет селят в палаточный городок, а это район, приравненный к Крайнему Северу, резкие перепады температуры, дожди. И ни специалисты Роспотребнадзора, ни другие органы не посмотрели соблюдение температурного режима, – рассказал в эфире программы "Утро с Губернией" во вторник заместитель прокурора Хабаровского края Слава Когай. – Вот и нашли выход – дали нагреватели, которые и явились, на наш взгляд, причиной этой трагедии. Решается вопрос о направлении в следственные органы материалов в отношении должностных лиц министерства образования, которые ненадлежащим образом осуществляли региональный контроль.

В свою очередь управление Федеральной антимонопольной службы по Хабаровскому краю возбудило дело о защите конкуренции из-за незаконных закупок палаток для лагеря. Проверку проводил отдел по борьбе с картелями управления после публикаций в СМИ о приобретении типовых каркасных палаток для проживания в палаточном лагере на базе туристического комплекса "Холдоми". Палатки "Памир-30", которые использовались в детском палаточном городке, были поставлены компании "Флагман" (еще одна компания Виталия Бурлакова) петербургской "Научно-производственной фирмой ОРТ" для проведения в "Холдоми" Всероссийского молодежного форума "Амур-2018". Форум проводился там летом 2018 года. Все очевидцы той ночи на "Холдоми" говорят о молниеносной скорости распространения огня, чему поспособствовал горючий материал, из которого сшиты палатки.

Тем временем в самом комплексе объявили о сокращении обслуживающего персонала, после того как лагерь был закрыт. Напомним, что пожар случился через два дня после открытия тематической "толкиенистской" смены (по мотивам трилогии Дж.Толкиена "Властелин колец"), руководство лагеря сейчас собирает заявления на возврат денег за путевки. Путевка за место в палаточном лагере стоила 15 тысяч рублей. В общей сложности в нем было 26 палаток, в которых жили 189 детей. 20 палаток сгорели, 6 пострадали от огня. Площадь пожара составила около 240 квадратных метров.

External Widget cannot be rendered.

XS
SM
MD
LG