Ссылки для упрощенного доступа

Чем грозит шаману его "невменяемость"? Мнение экспертов


Комплексная психолого-психиатрическая экспертиза, проведенная специалистами Якутского республиканского психоневрологического диспансера, пришла к выводу о невменяемости шамана Александра Габышева. Что это может значить для его дальнейшей судьбы, редакции Сибирь.Реалии рассказали эксперты.


Александра Габышева, который еще весной вышел из родной Якутии и отправился пешком в Москву "изгонять" из Кремля Владимира Путина, задержали 19 сентября ночью на территории Бурятии. На следующий день его доставили в Якутск, после чего появились сообщения, что в отношении Габышева возбуждено уголовное дело о призывах к экстремизму, а сам он доставлен в психоневрологический диспансер. Затем стало известно, что он дал согласие на проведение психолого-психиатрической экспертизы и его отпустили домой. Несмотря на то что уже 21 сентября Габышев отозвал свое согласие на проведение экспертизы, она была проведена.

Врачи-психиатры руководствуются тем, что надо поместить в стационар и продержать как минимум половину того срока, который бы ему назначил суд


Я не знаю материалов дела, поэтому могу говорить не конкретно о нем, а только в общем, – рассказывает адвокат Ассоциации "Агора" Андрей Лепехин. – Порядок такой: следователь или суд назначает судебно-психиатрическую экспертизу, которая решает, могло ли это лицо осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими. Если эксперты приходят к выводу, что не могло, тогда говорят, что человек находился в состоянии невменяемости. Кроме того, они должны в своем заключении указать, опасен ли человек для себя или общества? Здесь несколько странным выглядит то, что в данном случае экспертизу провели так быстро – буквально за 10 дней, обычно на все это уходит не меньше месяца. В дальнейшем дело в любом случае направляется в суд, и суд, если придет к выводу, что человек виновен в совершении преступления, может принять решение о принудительных мерах медицинского характера. Это лечение может быть амбулаторным или стационарным. Каждые полгода суд должен решать, продлевать ли эти меры на основании ходатайства медицинского учреждения. Впоследствии суд может отпустить его из больницы, и какое-то время человек должен будет лечиться амбулаторно, также ходить время от времени в больницу, отмечаться.

– И сколько теоретически человека могут продержать в психиатрическом стационаре?

Если смотреть по практике тяжких преступлений, где предусмотрено наказание в виде лишения свободы, фактически суд и врачи-психиатры руководствуются тем, что надо поместить в стационар и продержать как минимум половину того срока, который бы ему назначил суд (Габышев подозревается по статье 280, часть 1, максимальное наказание – 4 года лишения свободы. – Прим. С.Р). Такова неофициальная практика, которая обсуждается психиатрами в кулуарах. Вне зависимости от того, нуждается ли фактически человек в продолжении стационарного лечения.

– Признание человека невменяемым влечет для него какое-то понижение в правах?

Если смотреть по УК, невменяемость просто освобождает от уголовной ответственности. Чтобы лишить его гражданских прав, нужно признавать его недееспособным, это уже другая отрасль права, не уголовная. Уголовное право решает, надо наказать человека или нет, виновен он или нет.

– Есть ли сейчас возможность оспорить заключение о невменяемости с помощью независимой экспертизы?

Фактически нет. Фактически эти экспертизы отданы на откуп государственным учреждениям. Конечно, можно попытаться получить какое-то заключение врача-психиатра и представить его суду, но вы же понимаете, что суды доверяют только государственной экспертизе, раз уже ей поручено этим заниматься. Тут возможно другое. Как было по некоторым моим делам: сначала экспертизу проводили где-нибудь в области, в нашей или соседней. А потом, допустим, следователя или защиту она не удовлетворяла по каким-то причинам, и они ходатайствовали о проведении повторной в Москве в Институте Сербского. И там, бывало, приходили к совершенно иному выводу.


По словам медицинского психолога, исполнительного директора Независимой психиатрической ассоциации России Любови Виноградовой, в данной ситуации важно знать, какие меры принудительного характера рекомендовали суду психиатры, проводившие экспертизу.

Очень важно, какие меры принудительного характера рекомендовали эксперты. Это может быть стационар общего типа, специализированный и даже с интенсивным наблюдением


Невменяемым человека может признать только суд – на основании заключения экспертизы. Пока судебное решение не вынесено, можно обратиться к независимым экспертам, но как к их заключению отнесется суд? Как правило, в таких случаях, когда защита представляет заключение, не совпадающее с государственной экспертизой, суд назначает повторное обследование – скорее всего, оно уже будет стационарным. Вообще, помимо вопроса, признают его вменяемым или нет, очень важно, какие меры принудительного характера рекомендовали эксперты. Это может быть стационар общего типа, специализированный и даже с интенсивным наблюдением. Поэтому сейчас, конечно, очень важный момент в его судьбе.

– Если человека признают невменяемым и рекомендуют принудительное лечение, может ли оно быть амбулаторным?

Ну, на самом деле принудительное лечение может назначаться не только при наличии опасности для себя или окружающих. Там еще есть такой пункт – "причинение иного существенного вреда". Поэтому, если он не опасен для себя и окружающих, ему могут назначить принудительное амбулаторное лечение. Но, учитывая ту статью, по которой его обвиняют, амбулаторное принудительное лечение крайне маловероятно. И вообще, наши суды очень редко назначают амбулаторное принудительное лечение. Это связано и с тем, что эксперты редко такое лечение рекомендуют.

– Учитывая резонанс и всеобщее внимание к этому делу, возможен ли какой-то общественный контроль над тем, что происходит с Александром Габышевым в стенах психиатрической больницы, если его все же отправят на принудительное лечение?

Да, как раз недавно были приняты поправки к закону об общественном контроле в местах принудительного содержания. Речь идет как раз о работе Общественно-наблюдательных комиссий. Они получили право, в том числе, контролировать психиатрические больницы, которые осуществляют принудительное лечение. Поэтому члены ОНК могут посещать такие учреждения. С согласия человека, которым они занимаются, смотреть его медицинские документы, могут приглашать медицинских экспертов для консультаций по этим документам и так далее. Ну, и кроме того, у адвоката сохраняется возможность следить за тем, что происходит с его клиентом.

– Адвокат тоже может привлекать независимого психиатра, чтобы он оценил адекватность проводимого лечения и состояние пациента?

Ну, теоретически может, практически таких случаев мы почти не знаем, потому что администрация, конечно, всегда возражает, она говорит, что у нас есть свои специалисты, нам никто со стороны не нужен. Но адвокат может привлечь независимого специалиста для участия в комиссии по переосвидетельствованию. Потому что каждые полгода его должна будет смотреть комиссия врачей-психиатров, которая решает, надо ли ему продолжать лечение или изменить его форму или вообще его освободить и так далее. Вот в этой комиссии может участвовать независимый специалист.

Адвокаты Габышева намерены провести собственную экспертизу с независимыми экспертами. По их мнению, в такие сроки и "в рамках амбулаторной экспертизы" достоверное заключение сделать невозможно. "Мы уже беседовали с экспертами, которые однозначно усомнились в результатах прошедшей экспертизы. С самим документом нам разрешили ознакомиться только в субботу. На положении Александра Габышева итоги экспертизы никак сказаться не должны он останется под подпиской о невыезде. Он признан подозреваемым, но ни в чем не обвиняется пока", – сообщила редакции Сибирь.Реалии координатор правозащиты движения "Открытая Россия" Валентина Дехтяренко.

Сказано на "Эхе"

XS
SM
MD
LG