Ссылки для упрощенного доступа

Один из арестованных после трагедии в Кемерове – ответственный за пожарную безопасность "Зимней вишни", электромонтер "Системного интегратора" Александр Никитин. По данным СМИ, у Никитина не имелось профильного образования в сфере безопасности так же, как и опыта работы, якобы по образованию он – повар. На самом же деле, инженером-электриком он работает больше десяти лет.

Семья Никитина живет в двухкомнатной квартире – только на его зарплату. А незадолго до трагедии у него родилась внучка с тяжелым генетическим заболеванием.

Жена Александра Никитина, Любовь, рассказала журналистам Настоящего Времени, как она узнала о трагедии и что чувствует теперь.

– Ему позвонили, он побежал, как всегда. Я ему пыталась звонить, писать, но он не отвечал.

Мы тут не жируем. И ребенок больной. Я просила, чтобы его освободили хотя бы под домашний арест. Мы без него не можем, нам нужно ее [внучку] носить, у нее хранительный режим. Мужская сила нужна.

– Чем болеет ребенок?

– У него несовершенный остеогенез. Это хрупкость костей, они ломаются сами по себе: гипсы, переломы постоянно.

В инвалидности нам отказали, потому что мы недостаточно сломались. На комиссии нам прямо сказали, что для того, чтобы дали инвалидность, организм должен сломаться на 40%, а у нас – только 30%. Весь кальций, обезболивающее – за наш счет.

Дочь у меня вышла на работу, работает за 10 тысяч рублей. Но эти деньги скапливаются для ее лечения.

Я понимаю, все люди, которые погибли... Это их дети, я смотрела, как выступал мужчина, у него погибли сестра, мать и трое детей. Это невозможно просто смотреть... Но мы тоже с мужем собирались пойти, если бы не стечения обстоятельств, если она [внучка] у нас бы не сломалась. Мы бы тоже пошли в эту "Вишню", потому что школьные каникулы.

– Вам говорят, за что его арестовали?

– Нет.

– Если его осудят, это будет справедливо?

– Нет, это однозначно будет несправедливо. Сегодня приходили соседи. Все пытаются помочь, продуктами, добрым словоМ. Все верят в его невиновность.

– Приходится ли вам сталкиваться с какими-то проявлениями агрессии со стороны пострадавших?

– Нет, агрессии никакой не было. Я так же со всем городом скорблю, я понимаю все. Но я не верю, что он может быть причастен.

– Кто-нибудь из руководства или собственников ТЦ с вами связывался?

– Нет, даже не пытались.

– Они не оказывают вам юридическую помощь?

– Нет.

– Откуда у вас тогда адвокат?

– У нас государственный адвокат.

– По назначению?

– Да. При том, первый адвокат, прямо перед судом отказалась от Саши. И вот второго адвоката нам назначили. Когда было первое слушание, адвокат еще не был ознакомлен с материалами дела.

– Почему, на ваш взгляд, именно его арестовали?

– Ему позвонили, он приехал, он оказался на месте. Просто из-за этого.

– Если бы вам сейчас представилась возможность оказаться напротив тех людей, кто пострадал, что бы вы им сказали?

– Это невозможно никак сказать словами. Я тоже мать, у меня тоже есть дети. У меня тоже такое же сердце. Как можно что-то сказать, когда у тебя нет ни ребенка, ни котенка. Никого. Это ужасная трагедия. Я считаю, что должен быть справедливый суд, должны наказать виноватых.​

External Widget cannot be rendered.

XS
SM
MD
LG