Ссылки для упрощенного доступа

Штраф в 20 тысяч – за "митинг" на балконе квартиры...


Лев Гяммер во время "митинга" на балконе

Комиссия по делам несовершеннолетних решила, что Лев Гяммер должен оплатить два штрафа на общую сумму 30 тысяч рублей за организацию двух митингов. 10 тысяч рублей – за организацию митинга "Он нам не царь" 5 мая и еще 20 тысяч – за организацию акции 9 сентября, когда координатор "Протестного Кузбасса" вышел на балкон своего дома и произнес речь. Под балконом тогда спонтанно собрались около 50 человек.

Из постановления новокузнецкой Комиссии по делам несовершеннолетних: "09.09.2018 в период времени с 14-25 до 15-30 часов Гяммер Лев Евгеньевич, находясь на балконе своей квартиры, выходящего на центральную улицу Кирова, фактически провел несогласованное публичное мероприятие в форме митинга".​

В 2017 году 17-летний Гяммер работал помощником координатора местного штаба Навального – организовывал и принимал участие во многих протестных акциях. После того как в Новокузнецке закрылся штаб Навального, Лев и активистка Мила Земцова создали движение "Протестный Кузбасс". Гяммера неоднократно арестовывали и вызывали в полицию. 27 сентября в отношении его матери Ольги Гяммер было возбуждено уголовное дело по статье "Применение насилия в отношении представителя власти". Ее подозревают в том, что она якобы ударила полицейского во время задержания Земцовой.

– Изначально акция против пенсионного возраста 9 сентября планировалась как шествие по улице Кирова, между остановками "Музей" и "Сити Молл", это расстояние около 500 метров, – рассказал Лев Гяммер корреспонденту "Сибирь.Реалий". – Организатором выступило движение "Протестный Кузбасс". Администрация в проведении акции нам отказала, ссылаясь на областной закон, который фактически запрещает проведение мероприятий в центре города, а шествия в принципе.

Вам тогда было всего 17 лет, почему вы вдруг решили выступить против пенсионной реформы? Вам еще очень далеко до пенсии.

Будешь рыпаться, дырявый, я тебя, б***ь, угандошу, не проснешься

​– У меня родственники и соратники предпенсионного возраста, эта реформа ударила по ним, по моей матери. Это очередной акт наглого воровства у народа, что меня просто взбесило. Люди по большей части выходят не столько за пенсии, сколько от общей безысходности и гнева. Пенсии стали последней каплей, или одной из предпоследних.

– Выйти на балкон – довольно необычная идея для протестной акции…

Место сбора оцепила полиция, Милу жестко задержали в моем подъезде. Я около семи утра выходил вниз, чтобы открыть ей дверь (так как в квартире отключен домофон). Внизу меня ждала машина с двумя операми. Одного я знал, это был Владислав Федяев. Сидевшие в машине не представились, только сказали: "Лев Евгеньевич, мы за вами", схватили за руки и поволокли в машину. Федяев отобрал телефон, второй угрожал мне в грубой форме: "Будешь рыпаться, дырявый, я тебя, б***ь, угандошу, не проснешься". Отпустили спустя три часа. Я как был в пижаме, так пешком шел из отделения домой, благо, этот отдел был недалеко. Фактически полиция сорвала мероприятие. Мой дом был оцеплен. Если бы я вышел, это бы означало сдаться в руки полиции. Но и сидеть я не мог. Родилось спонтанное решение выйти на балкон. Люди собрались под ним сами собой, кто-то перешел с Музея – сработало "сарафанное радио" и, видимо, самоорганизация. Это была стихийная акция безысходности. Мой дом находится недалеко от места проведения, в двух остановках. Балкон выходит на центральную улицу города. Поэтому удалось привлечь внимание многих прохожих.

"Митинг" на балконе
"Митинг" на балконе

– Ваши оппоненты часто говорят, что для навальнистов такого рода акции – это просто самопиар...

– Последнее, о чем я думаю, это о самопиаре. Если со мной либо моими соратниками, либо еще кем-то что-то происходит, я сделаю всё, чтобы об этом узнало как можно больше людей. Разумеется, я хочу, чтобы в мою партию и/или движение вступало и присоединялось к нашей борьбе как можно больше людей. Но к нам идут из-за дел, а не из-за пиара.

Фактически это был стихийный митинг-перфоманс. Такого еще никто не проводил, насколько я знаю

– Итак, что именно вы делали на балконе?

Я говорил с народом внизу. О пенсионной реформе, Путине, необходимости ненасильственного гражданского сопротивления, выражения мнений. Про незаконно сорванное шествие, задержания активистов в Новокузнецке, полицейский произвол. Плакат "Соблюдайте вашу Конституцию" был закреплен на бортике, как и флаги. Акция продолжалась около часа, наверное. В конце приехала полиция и стала заглушать меня. Как в кино, либо GTA. Только там так террористов призывали сдаваться, а я просто гражданский активист.

Власти, и в частности полиция, ненавидят меня и зарабатывают на мне новые звезды на погоны

– Что вы почувствовали, когда заметили, что люди внизу реагируют на ваше выступление?

Было радостно, что людям близко то, что я говорю. Среди прохожих заметил свою бывшую учительницу по химии, которая преподавала у меня несколько лет назад. Она услышала, остановилась, повернулась и с интересом слушала около 10 минут. Фактически это был стихийный митинг-перфоманс. Такого еще никто не проводил, насколько я знаю.

Что скажете теперь, насколько эффективна протестная акция, проведенная с балкона собственной квартиры?

В контексте сложившейся тогда ситуации, думаю, что вполне эффективна. Ибо кроме тех, кто стоял внизу, мое выступление услышали еще тысячи людей. Активист внизу вел онлайн-трансляцию, сообщение об этом событии публиковали местные новостные группы. Люди периодически узнают меня и до сих пор выражают благодарность за 9 сентября.

Лев Гяммер
Лев Гяммер

– Вы ожидали, что после этого полиция заведет дело об административном правонарушении?

Предполагал. Власти, и в частности полиция, ненавидят меня и зарабатывают на мне новые звезды на погоны. Любая моя гражданская активность рассматривается в рамках КоАП. Как 4 ноября, например. Я стоял в одиночном пикете, на расстоянии вел съемку журналист. Съехалось две машины "оперов", затем подошли трое сотрудников полиции и заявили, что у нас массовый пикет. Ибо нас двое. Жду новую "административку"!

– Раньше вас уже наказывали за гражданскую активность?

У меня целая папочка с административными делами. По первым я был оправдан, т. к. прошлый состав КДН был адекватен и комиссия меня защищала. Потом она стала ангажированной, и последние решения вынесли против меня. Сейчас мне 18 лет, и теперь мои дела будет рассматривать доблестный суд, с которым довелось уже столкнуться. Наши судьи политические дела клепают, как семечки щелкают. Например, когда мне присудили штраф 10 тысяч за организацию митинга "Он нам не царь" 5 мая. Тогда ОМОН задержал более 20 человек за попытку пройти шествием до городской администрации. Оба решения – и по 9 сентября и по 5 мая – буду обжаловать и идти до ЕСПЧ.

– Вам на днях исполнилось 18. Понимаете, что теперь есть риск оказаться и под уголовным преследованием?

Да, я понимаю риски. В такие моменты вспоминаю цитату, которую приписывают Эдмунду Бёрку: "Всё, что нужно для триумфа зла, это чтобы хорошие люди ничего не делали". И я буду продолжать свою деятельность.

– Будучи несовершеннолетним, вы стали помощником координатора в местном штабе Навального. Как реагировали на это в ваших учебных заведениях?

В этот момент я перешел в свою последнюю школу. Там руководство было довольно "пофигистичное". Однако перед встречей с Навальным была небольшая перепалка с завучем, которая даже меня не курировала. Я написал заявление, что меня не будет в субботу в связи с тем, что я принимаю участие в организации встречи с кандидатом. Она немного вспылила на меня. Но ее быстро успокоили другие сотрудники школы, понимая, что я на этом поле сильнее, и эта завуч себе только хуже сделает. А в основном были колкие комментарии со стороны преподавателя ОБЖ. Он называл меня Навальным, вспоминал мое бунтарство по поводу и без. Больше ничего серьезного. Со мной редко вступают в дебаты, видимо, в какой-то момент поняли, что дело гиблое.

– Насколько, по-вашему, Навальный сегодня популярен среди жителей Новокузнецка?

У меня нет статистики. Но думаю, что поддержки стало как минимум не меньше. Тем более после пенсионной реформы. Например, на встречу с Навальным пришло порядка 3,7 тыс. человек, это крупнейшее политическое событие в истории нашего города с момента приезда Ельцина, когда тот был в оппозиции. Ну и в принципе общаюсь с разными людьми, его начинают поддерживать те, кто раньше были далеки от политики, либо и вовсе были против него. Надоело, видимо, то, что происходит сейчас.

"Административки" на мои планы практически не влияют. Лишь показывает, насколько эта власть ничтожна и пуглива перед своим народом

– У вас нет ощущения, что протестное движение постепенно сбавляет обороты, в том числе потому, что власти штрафами и административными арестами вынуждают активистов быть осторожными?

Не думаю. Как показала Москва 9 сентября, скорее, протест ищет новые способы борьбы. Прогресс и изменения есть. В этот раз люди не просто простояли и разошлись, они стихийно ринулись к Кремлю. Не дошли всего 20 метров до Думы! Сейчас начнется политическая зимняя передышка, станет меньше акций. Но это временное затишье, потом все снова возобновится.

– Если вам все же придется выплатить 30 тысяч за две акции, как это повлияет на ваши дальнейшие планы?

Это штрафы мне выписаны за участие/организацию акции в рамках всероссийской акции Навального, их компенсирует его штаб. А прочие штрафы активисты могут погашать при помощи различных общественных организаций, которые помогают сборами. Разного рода "административки" на мои планы практически не влияют. Лишь показывает, насколько эта власть ничтожна и пуглива перед своим народом.

– Каким вы видите свое будущее? Оно связано с Россией?

На данный момент – гражданское сопротивление и общественная деятельность. Также сейчас я занимаюсь организацией местного отделения Либертарианской партии России. В дальнейшем всё зависит от успешности нашей борьбы. В идеале, конечно, я вижу себя жителем прекрасной России будущего, без Путина и его шайки.

External Widget cannot be rendered.

XS
SM
MD
LG