Ссылки для упрощенного доступа

Тюменского блогера арестовали за текст о русских


Тюменского блогера и журналиста Алексея Кунгурова задержали 11 ноября вместе с пятилетней дочерью, когда они вышли из дома в магазин. Их обоих забрали в отделение полиции, где ребенка продержали несколько часов, пока отца допрашивали сотрудники Центра "Э". Лишь около 9 вечера девочку забрала ее мама. А Алексея отправили на 15 суток в спецприемник, не дав возможности пригласить на суд адвоката. Его обвинили по статье КоАП о возбуждении ненависти, вражды и унижении человеческого достоинства.


Ещё три года назад Алексей Кунгуров был признан правозащитным центром "Мемориал" политическим заключенным. Тогда, в 2016-м, Алексея осудили по статье "Оправдание терроризма" за пост "Кого на самом деле бомбят путинские соколы" о военных действиях России в Сирии. Блогер провел в колонии два года. На сей раз признаки правонарушения суд, основываясь на заключениях приглашённых экспертов, обнаружил в тексте Кунгурова "Допустимо ли считать русский народ г..м?", опубликованном в его аккаунте в "Живом журнале". Алексей вышел из спецприемника 26 ноября и дал интервью сайту Сибирь.Реалии.

Вы знаете, какая именно структура обратила внимание на ваш пост? Ваш адвокат утверждает, что ФСБ

– Кто обратил внимание, остаётся неизвестным. В деле есть какая-то бумага от ФСБ, но я не помню, что там написано. Но чекисты не занимаются административными правонарушениями. Поэтому пачку макулатуры для суда собирала прокуратура.

Если возникло желание вас посадить – вас ничто не спасет. Есть повод – воспользуются. Нет повода – сфабрикуют

Вы знали, что ваши соцсети отслеживают? Зачем и кому это надо?

– Если в стране несколько миллионов людей в погонах, которые осваивают жирные бюджеты на защиту родины от врагов, то враги крайне необходимы. Это внутренняя логика карательной системы, которая должна оправдывать свое существование.

Ваш текст перечисляет ряд недостатков, характерных, по вашему мнению, для россиян. Не кажется ли вам, что всё то же самое, но высказанное в менее резких формулировках и без провокативного заголовка, могло бы уберечь от суда и ареста?

– Во-первых, если у системы возникло желание вас посадить (ну, например, надо выполнить план по посадкам за квартал), вас ничто не спасет. Есть повод – воспользуются. Нет повода – сфабрикуют. Мне, например, наркотики подкидывали, когда не было соцсетей, Центра "Э" и за экстремизм или митинги еще никого не сажали. А через пару лет, когда возникла нужда, даже ничего не подкидывали, а просто дистанционно возбудили в соседнем регионе уголовное дело по употреблению наркотиков и объявили в федеральный розыск.

– За что вам подкинули наркотики?

– Это было в 2003 году в Ноябрьске, где я был главным редактором газеты и написал про то, как менты крышуют наркобарыг. Подкинули, посадили в СИЗО. Потом закрыли тех, кто подкидывал, в отношении меня дело прекратили. Повторно возбудили дело по тому же эпизоду и объявили в розыск в 2005-м, но не задерживали, просто мои передвижения отслеживали. Дело прекратили и сняли с розыска в 2013 году по истечении срока давности. Поэтому, когда дурачки начинают рассуждать в том духе, что, мол, я не буду ходить на митинги, читать оппозиционные блоги, стану держать рот на замке – и меня не тронут, мне смешно. Жертвой волка становится не тот, кто "неправильно" себя ведет, а тот, кто оказался рядом, когда тот голоден.

Во-вторых, не вижу в своих формулировках ничего резкого и провокативного. Я просто называю вещи своими именами в отличие от либеральных лицемеров, которые думают ровно то же, что и я, только вслух говорят другое. Почитайте русских классиков XIX–XX веков. Я не знаю ни одного крупного русского писателя, начиная с Радищева, который не являлся бы матерым экстремистом по критериям сегодняшнего Уголовного кодекса.

Зачем вы вообще писали этот пост, чего хотели добиться?

– Вопрос риторический. Чего пытался добиться Горький, описывая окружающие его гниль и свинство? Нас в советской школе в 5-м классе заставляли наизусть учить и с выражением рассказывать три абзаца из его повести "Детство". Я до сих пор помню первый: "Вспоминая эти свинцовые мерзости дикой русской жизни, я минутами спрашиваю себя: да стоит ли говорить об этом? И, с обновлённой уверенностью, отвечаю себе – стоит; ибо это – живучая, подлая правда, она не издохла и по сей день. Это та правда, которую необходимо знать до корня, чтобы с корнем же и выдрать ее из памяти, из души человека, из всей жизни нашей, тяжкой и позорной".

Вам не дали возможности нанять адвоката, не пустили на заседание по апелляции. Как думаете, почему?

– Да потому что дело сфабриковано слишком грубо. Даже антиэкстремистские "эксперты", состряпавшие заключение, вынуждены были признать, что в моем тексте нет призывов к каким-либо насильственным действиям к "русскому народу" и возбуждаю я не ненависть, а презрение (с чем я, кстати, не спорю, но за выражение презрения ответственность не предусмотрена). Пост, дескать, имеет "подстрекательский характер", но к чему он подстрекает, эксперты умолчали. В итоге суд ставит знак равенства между выражением презрения и унижением человеческого достоинства по признаку национальной принадлежности. Фальсифицировали дело впопыхах, поэтому экспертиза датирована 8–10 января, а исследуемый текст опубликован 18 января. Но это мелочи, есть более грубые нарушения. Например, очевидно, что экспертиза может быть назначена только после возбуждения дела об административном правонарушении. А тут получается, что в январе проводится экспертиза, вечером 11 ноября меня похищают люди в штатском, насильно запихивают в машину вместе с ребенком, привозят в прокуратуру, где прямо при мне возбуждают административное делопроизводство задним числом, после чего, даже не дожидаясь решения суда, бросают за решетку (протокол об административном правонарушении, на основании которого меня задержали, разумеется, никто не оформлял). С делом меня никто не знакомил, потому что никакого дела на момент моего похищения еще не было. Суд. Срок. По существу судья дело вообще не рассматривала.

Зачем этим мурзилкам адвокат, чтоб он их тыкал носом в их косяки? Потом, конечно, адвокат у меня появился. Глянул в дело – у него челюсть отпала. В такой спешке степлером фигачили, что подшили какие-то левые ответы на запросы от службы безопасности ООО "ВКонтакте", а самих запросов в деле нет. В общем, ничего нового. В 37-м году, когда расстрельные списки конвейерным методом штамповали, хотя бы бюрократические формальности соблюдали неукоснительно. Сначала получали региональные квоты на "высшую категорию", делали развесовку по районам и социальным группам, потом печатали приговоры, и только после этого к стенке ставили. Сейчас настолько обнаглели и обленились, что даже чисто канцелярскую работу без лажи выполнить не в состоянии.

В диком Чекистане жрецы в погонах приносят по разнарядке в жертву тех, кто имеет "неправильное" мнение о реальности

Как обращались с вами в спецприемнике?

– Какое обращение в спецприемнике? Выдали матрас, простыню, три раза в день баланду приносили, раз в неделю в душ водили. Вот и все обращение.

Почему людей стали сажать за высказывание мыслей и взглядов, как вы думаете?

– Потому что общество все глубже погружается в дикость и варварскую архаику. Рационального объяснения здесь нет. В племени тумба-юмба жрецы убивают новорожденных перед началом охоты, веря, что это принесет удачу на промысле. А у нас жрецы в погонах приносят по разнарядке в жертву тех, кто имеет "неправильное" мнение о реальности, истово веруя, что таким образом мнение остальных волшебным образом изменится. К тому же жрецам за это платят. Вот и все причины.

После этой истории вы намерены изменить свою публичную активность? Она на что-то повлияла в вашей жизни – на взгляды, планы, мысли?

– За последние 20 лет меня трижды бросали в тюрьму, дважды похищали, подбрасывали наркотики, угрожали убить всевозможными извращенными способами. Навыписывали штрафов на 2,5 млн, арестовывали банковские счета "за финансирование терроризма". И теперь я должен скорректировать свои взгляды и планы после 15 суток в спецприемнике?

External Widget cannot be rendered.

XS
SM
MD
LG