Ссылки для упрощенного доступа

"Между плохим и очень плохим". Россия вышла на 1-е место по суточной смертности от ковида


Красная зона коронавирусного госпиталя (архивное фото)

Россия вот уже почти месяц по очереди с США занимает первое место в мире по суточной смертности от коронавируса. Если же считать число летальных случаев на сто тысяч населения, Россия уверенно опережает США. По официальным данным, из примерно 50 тысяч человек, еженедельно гибнущих от ковида, 7 тысяч приходится на Россию. Эпидемиологи считают, что вводимые Кремлем меры с 1 по 7 ноября ситуацию не исправят – делается это слишком поздно и на чересчур короткий срок. Политологи объясняют это тем, что власти опасались недовольства граждан.

Экономисты подтверждают: недовольство неминуемо, потому что запрет на работу касается самого незащищенного сегмента – малого бизнеса и индивидуальных предпринимателей, составляющих основу сферы услуг. Эксперты прогнозируют новые банкротства и передел рынка, особенно при условии продления срока так называемого локдауна. Ряд экспертов, в том числе медики считают, что продление более чем вероятно. Это связано в том числе с тем, что в России эффективность локдауна безусловно ниже, чем, к примеру, в ЕС или Китае, поскольку ему активно сопротивляются сами россияне, недоверчиво воспринимающие большинство инициатив власти.

"В России локдаун с приставкой "недо-"

Врач-эпидемиолог Эдуард Шунков первым делом отмечает, что недельных "выходных" для приостановки темпов роста заражаемости коронавирусной инфекцией очевидно будет недостаточно.

Врач-эпидемиолог Эдуард Шунков
Врач-эпидемиолог Эдуард Шунков

– Полное исключение контактов с источником инфекции – наиболее действенный способ профилактики, но из-за разных последствий (от реакции общества до экономики) вводят его только в крайнем случае. Конечно, эта неделя не сможет полностью остановить эпидемию, лишь немного снизит нагрузку на медицинскую систему, дабы избежать переполненных ковидных госпиталей. Многое зависит от того, как меру поймут сами жители. К сожалению, не все ответственно относятся к "карантину". Многие используют локдаун не для того, чтобы ограничить контакты общением с родными, посидеть дома, а наоборот, отправляются в поездки, где повышается вероятность заразить большое количество людей или самому быть зараженным, – говорит Шунков.

Слова эпидемиолога подтверждает резкий рост цен на авиабилеты (со средних 20–30 тысяч до 100 тысяч рублей), зафиксированный по многим туристическим направлениям, в том числе внутри Сибири, к примеру, в Иркутскую область (на Байкал).

Иммунолог, кандидат медицинских наук Николай Крючков также считает локдаун эффективной мерой для того, чтобы быстро добиться снижения уровня заражаемости коронавирусом и, соответственно, смертности. Однако эксперт утверждает, что запретительные меры, как они действуют в России, настоящим локдауном не являются.

Иммунолог Николай Крючков
Иммунолог Николай Крючков

– Везде, где локдаун нормально внедрялся с самого начала и неоднократно, очень быстрое падение темпов заражаемости происходило. У нас же был "недолокдаун". Того, что в Испании происходило, во Франции, даже близко не было. Плюс мы всегда опаздываем с применением этих мер – к примеру, если бы локдаун ввели в РФ во второй половине октября – в начале ноября прошлого года, у нас бы не было такой избыточной смертности, – уверен иммунолог.

По последним данным Росстата, с начала эпидемии в России умерли 462,4 тысячи человек с коронавирусом, основной причиной смерти COVID-19 стал у более чем 390 тысяч россиян.

– У России всегда – это полулокдаун, такой облегченный вариант, даже по сравнению с европейским, не говоря уже о китайском. Поэтому с точки зрения эффективности многое зависит от того, как принятые меры будут соблюдаться, и второй момент – достаточно ли длительное время запретительные меры будут применяться.

Недельные локдауны – эффект слабый или очень слабый. Если мы хотим, чтобы эффект был заметен, хотя бы пошла чуть вниз кривая заражаемости – самый минимум две недели, а лучше три-четыре недели понадобится. В зависимости от того, в каком регионе это вводится. Тогда действительно толк будет. Если мы вводим карантин всего на неделю – очень слабый эффект будет, особенно зная, как у нас выполняются требования. Я всегда привожу в этом вопросе пример с масками: масочный режим даже в Москве плохо исполняется, в Петербурге – еще хуже, а в большинстве регионов, я знаю, вообще фактически не соблюдается, хотя на бумаге все декларируют, что он введен.

И третье – сам набор запретительных мер, он должен быть достаточен. Например, нужно действительно препятствовать нахождению большого количества людей, малознакомых людей в закрытых помещениях. В любых учреждениях, любых заведениях, а не по принципу – этим работу не остановили, поэтому собралась толпа.

– О чем говорит необходимость локдауна? Кампания по стимуляции вакцинации провалена?

– В значительной степени. Нельзя сказать, что это полный провал, но это близко к провалу, можно сказать. Почти 35 процентов вакцинировались. Но в целом это как раз те люди, которые и хотели вакцинироваться, в принципе были не против. А людей, которые сомневаются или ждут решающего сигнала, не смогли убедить идти вакцинироваться. У нас в стране 10–15 процентов активных антиваксеров. Классическая статистика, хотя и чуть больше, чем во Франции, например. К ним добавилось небольшое количество людей, которые против именно антиковидной вакцины (остальные – нормально, а антиковидные – плохо). Ну, таких еще 5 процентов. Остальные – 45–50 процентов – считайте половина населения – сомневаются. Для них нужен какой-то стимул, их нужно уговорить, убедить, иных заставить. Работа с этой частью общества, очень представительной, провалена.

И это очень печально, потому что я бы не говорил так, если бы мы уперлись именно в 10–15 процентов антиваксеров – ради бога, их уже не уговорить, этих только насильно, но так никто делать не будет, а остальных вполне себе можно убедить, уговорить. Но не получилось: во-первых, недоверие к государству тотальное, многолетнее, небезосновательное, во-вторых, оккультное мышление и доверие к тем, кто активно и убедительно продвигал антипрививочные кампании на фоне провальной официальной информационной политики о вакцинах. Подпричин множество – не нашли убедительные аргументы, неверно распределили эти аргументы в сетке телевещания, в других медиа. Огня добавили и те, кто вел антизападную пропаганду, критикуя их вакцины, а заодно подрывая авторитет вакцинирования в принципе. Более того, они продолжают это делать, в сетке телевещания продолжается нарратив о том, что все-таки наша-то вакцина значительно получше, а на Западе так плохо, десятки тысяч каких-то смертей от "Пфайзера" в США, якобы доказанных, хотя на самом деле этого нет. Государственные медийщики, кстати, очень сильно, преувеличенно даже освещали гражданские протесты против вакцинации, ограничений, сегрегации в странах Западной Европы. Это освещение управляемый же процесс – получается, они сознательно давали этому потоку информации активно прижиться, развивали эту историю. Мое предположение – хотели подстраховаться из-за острой нехватки производственных мощностей (особенно в первой половине вакцинационной кампании) и дефицита российских вакцин. Если бы у нас в тот период все пошли прививаться, а вакцинироваться оказалось бы нечем – был бы еще один скандал. Видимо, посчитали, что смогут филигранно управлять "спросом" на вакцины на фоне недостатка "предложения". Но ошиблись – практика показала, что спросом относительно легко управлять, когда он находится в низком диапазоне. В случае же необходимости резкого повышения спроса на продукт с далеко не идеальной репутацией – сделать мало что получается.

– Власти объявили о какой-то новой кампании по мягкой стимуляции вакцинации. Будет толк?

– Песков же заявил, что "все нормально, пересматривать не будем". Я думаю, качественно ничего не поменяют.

В итоге так и живем: локдауна у нас нет, а есть "выходные дни", кампания вакцинации "не провалилась", но коллективного иммунитета нет, и пересматривать медпросвет не будем, а будем "в плановом порядке ремонтировать".

С одной стороны, дело хозяйское. А с другой – мы уже вышли на первое место фактически среди развитых стран по смертности от ковида за всю пандемию. И мы останавливаться не собираемся, судя по всему, – комментирует иммунолог.

Согласно общемировой статистике, по смертности за неделю Россия с показателем в 1110 умерших (37,7% привитых) находится на втором месте после США (1401 умерший за неделю, 66,9% привитых), но с учетом общей численности населения (Россия – примерно 140 млн человек, США – около 332 млн человек) в России смертность от коронавируса выше. На третьем месте – Украина с показателем в 575 человек (официально свыше 41 млн человек, 22,4% привитых).

– А если все-таки не продлят эти "каникулы"? Насколько темпы прироста зараженных и уровень смертности снизится из-за недели запретительных мер?

– Западная часть России, то есть наиболее пострадавшие от коронавируса регионы – Поволжье, юг России, Москва и Питер, – судя по всему, очень близка уже к естественному пику. В Сибири, скорее всего, недели на две позже тоже будет пик заболеваемости. А так как локдаун начинает проявляться только дней через 10–14, то примерно через 4 недели только после его ввода мы увидим очень медленное снижение темпов роста заражаемости и смертности. Самая большая проблема, что сейчас возможна – мы упремся в эти пики, и зафиксируемся. Представьте: в течение нескольких месяцев мы ежедневно будем регистрировать по 35 тысяч случаев инфекции и по 900–1000 ковидных смертей. Это неприемлемо! Тем более такие цифры на постоянной основе, а не как пиковые значения.

Еще добавлю, что, по данным Росстата, количество смертей от COVID-19 как основной причины смерти сейчас составляет около 2400 в день. А избыточная смертность – примерно 3700–3800 смертей в день. Это прогнозные значения текущих уровней на основе предшествующих периодов. Но не забывайте, что Росстат озвучивает эти цифры с задержкой в один-два месяца.

И каждая волна инфекции фиксируется на все большем и большем уровне пиков. Наша задача – даже не этот максимум срезать, уменьшить (шансов мало), а добиться снижения прироста новых заболевших хотя бы до 25 тысяч человек в день. С учетом нынешних реалий это будет успех. И все равно это будет заметно больше, чем предшествующий "межволновой период" в августе – первой половине сентября 2021 года, когда заболеваемость зафиксировалась на уровне 18–19 тысяч в день.

После 25 тысяч ежедневных будем ждать опять нового всплеска. И если процесс вакцинации не начнет нормально управляться, и темпы вакцинации-ревакцинации опять упадут, значит, опять вернемся к стандартной истории. И будем продолжать нарабатывать пресловутый коллективный иммунитет, к сожалению, преимущественно за счет переболевших, что очень плохо.

После второго-третьего круга все это закончится, конечно, инфекция пройдет, но она соберет большую жатву. Собрала – уже колоссальные потери. Если не сравнивать со смертностью во Вторую мировую войну, это будут, наверное, самые большие потери в стране. У нас самые проблемные в плане демографии были 90-е годы и 2003-й. Мы уже вплотную подобрались к 2003 году по демографической статистике. И вполне вероятно его переплюнем – скорее всего, выйдем на сравнение с первой половиной 90-х гг., когда был полный демографический провал.

Что после локдауна? Вакцинация – мера стратегическая, в данный момент упоминать ее поздно. Но после краткосрочного карантина имеет смысл внедрить в каждом регионе комплекс эффективных централизованных противоэпидемических мер, которые будут не просто декларироваться, а соблюдаться – социальное дистанцирование строго в маске, санитайзеры, полностью дистанционная учеба и для школьников, и для студентов, дистанционная работа, где это возможно. Хотя бы половину офисных сотрудников, а лучше больше половины – отправить домой. Что уже само по себе очень сильно повлияет на транспортную инфраструктуру. Кстати говоря, в Хакасии, в трех городах республики, сейчас на время локдауна полностью запретили общественный транспорт. Все ужасаются, а ведь это то, что власти должны делать, когда необходимость жесткой изоляции возникла. Мы ужасаемся, и совершенно забываем про Китай и про Европу, где во время локдаунов останавливали или жестко регулировали транспортные потоки. А в Китае даже междугороднее сообщение закрыли, перекрыв передвижение аж между 17 крупнейшими провинциями и 50 крупными городами. В итоге летнюю вспышку они в рекордные сроки успешно погасили.

Чуда не бывает – или мы хотим эффекта и быстрого, а значит, действовать надо жестко, быстро и без этих длительных рассуждений. Эти меры прекрасно работают, если они правильно применяются. Но у нас, к сожалению, в России плохо с этим. У нас власти почему-то в мирный период используют военные стратегии, а когда ситуация "военного времени" – ищут "путь мира". Сейчас у нас военное время, условно говоря – а как еще можно назвать время, когда в день только по заниженным данным оперштабов от COVID-19 умирает больше тысячи человек в день? – говорит Николай Крючков.

Иллюстративное фото
Иллюстративное фото

В октябре президент России Владимир Путин распорядился сделать дни с 30 октября по 7 ноября "нерабочими с сохранением заработной платы", однако решение о вводе "коронавирусных каникул" власти регионов должны были принимать самостоятельно, "ориентируясь на местную эпидемиологическую обстановку".

В итоге официально о "локдауне" объявили все российские регионы, но лишь 17 из них, включая Москву и Подмосковье, объявили о массовом закрытии организаций, включая непродуктовую розницу, общепит и фитнес-центры. Наиболее жесткий вариант локдауна ввели Хакасия и Тува, где в ряде городов остановлена работа общественного транспорта. А в Хакасии еще и ввели комендантский час с 22:00 до 6:00.

Подавляющее же большинство регионов ввели мягкие ограничения: коммерческим компаниям разрешили оставить в офисах часть работников, а музеям и театрам – проводить массовые мероприятия при условии 50%-ной заполненности, многие регионы разрешили работать даже клубам и ресторанам, ограничив только прием посетителей по ночам. Власти объяснили это тем, что пускать будут только вакцинированных, предъявивших QR-коды.

"Россиян смертность раздражает меньше штрафов"

Эксперты считают, что система допуска по QR-кодам хороша как стимуляция к вакцинации, а значит, в нынешних условиях высокой заражаемости и смертности очень запоздала. Кроме того, в России контроль за этой мерой, доказавшей эффективность в странах Западной Европы, придется в любом случае доработать из-за обилия фальшивых справок о привике.

По сравнению с европейцами, россияне "гораздо сильнее дезориентированы", а уровень доверия к любым санитарным инициативам властей "стремится к минус бесконечности", считает политический аналитик Иван Преображенский. Он уверен, что по этой причине эффективность системы QR-кодов в России сейчас не сможет быть столь же эффективной, как в Евросоюзе.

Политический аналитик Иван Преображенский
Политический аналитик Иван Преображенский

– Стратегия QR-кодов и ПЦР-тестов за плату в свое время могла бы быть эффективной. Но власти тогда выбирали из двух зол и решали, что им важнее – вакцинировать население и предотвратить рост пандемии или избежать резкого роста социального недовольства из-за дополнительных штрафов и другого вида поборов (за счет платных ПЦР-тестов, например).

И мы видим, что российские власти совершенно четко с самого начала пандемии все время делают выбор в пользу того, что они не хотят раздражать население. Смертность россиян не раздражает, в том числе самих жителей – вот в чем проблема. Рост смертности их раздражает гораздо меньше, чем введение дополнительных штрафов.

Почему? Потому что ценность жизни в России гораздо ниже, чем в западноевропейских странах. Это любые серьезные глубинные социологические исследования показывают. Приблизительно та же самая картина и в Украине, и на всем постсоветском пространстве – другая ментальность.

– Недавно российские власти объявили о некой новой кампании по более мягкой стимуляции "за вакцины". Может быть, она будет успешной?

– Подозреваю, что заявления про подготовку новой кампании – это на самом деле попытка администрации президента снять с себя ответственность за провал прошлой. И главный посыл не в том, что будет новая кампания, а в том, что вот, мол, были люди, которые провалили старую кампанию, а сейчас придут "настоящие профессионалы". Мне кажется, что это скорее административные игры, но не реальное продвижение прививочной кампании. Потому что никаких качественно новых предложений в действительности не прозвучало.

Да и в целом есть большие сомнения, что есть какие-то работающие инструменты, кроме как бить рублем за отказ вакцинироваться. Опыт Западной и Центральной Европы нам это показывает. Например, Франция: только после того, как все тесты стали строго платными (а без тестов или QR-кода невозможно вообще куда бы то ни было попасть, включая общественный транспорт), действительно продвинулась прививочная кампания среди той части населения, которая скептически относилась к прививкам (доля этих людей есть везде и составляет значительный процент). Сейчас приблизительно такая же схема, насколько я понимаю, обсуждается в Чехии, где вакцинировалось примерно 60 процентов населения, а вот оставшиеся 40 категорически не хотят делать прививку – цифры не двигаются уже несколько месяцев. И другого способа, скорее всего, просто не существует, потому что новая волна ковида, новые штаммы вносят в ряды скептиков дополнительные сомнения: мол, привитые болеют и достаточно массово. Таким скептикам очень трудно просветработой доказать, что болеть-то они болеют, но при этом почти не умирают, а умирают в основном не привитые.

У нас донести эти очевидные вещи до скептиков будет еще сложнее, потому что российские власти потратили немало ресурсов, дискредитируя вакцинацию в целом. Они пытаются сформировать ложную картинку кошмарной ситуации с коронавирусом за пределами России (особенно в Европе), но таким образом сами дискредитируют любую кампанию по внедрению прививок. Потому что именно по пути массовой вакцинации идет Западная Европа (и решает кризис), а российские власти через СМИ, медиа уверяют, что Западная Европа кризис решить не может, он там якобы только усугубляется. А раз так люди делают очень простой вывод: раз в Западной Европе вакцинацией ничего решить не удается, значит, этот путь ложный. И раз в Западной Европе даже с такими прививками, как "Пфайзер" или "Джонсон и Джонсон", люди болеют ковидом и якобы в тяжелой форме, то значит, ваши прививки фуфло, а некоторые умудряются на волне этой пропаганды даже делать вывод, что, значит, от прививок и болеют!

– Эпидемиологи убеждены, что неделя самого жесткого локдауна (которого в России никогда не было) ничего не решит. Зачем же власти применяют полумеры?

– Я, как и многие, честно говоря, сомневаюсь, что дело ограничится одной неделей. Есть основания полагать, что продлят, но уже именно по мотивам, о которых говорят эпидемиологи. В конце недели нам объявят: "К сожалению, цифры заражаемости и смертности улучшились не так сильно, как нужно (хотя это прогнозировалось и ранее), давайте еще немножко потерпим!"

– А как это скажется на рейтинге власти? Ведь небюджетники эти карантинные меры не воспринимают как "каникулы", им никто не компенсирует простой в работе.

– Конечно, плохо скажется. Но в данном случае власти выбирают между плохим и очень плохим. Потому что в ином случае придется вводить обязательную вакцинацию и не в отдельных сферах, не по отдельным профессиям, а шире, как минимум по возрастам. Население, судя по соцопросам (неофициальным, серьезные социсследования на эту тему не публикуют) и настроениям в обществе, категорически не готово принять обязательную вакцинацию. Отказ от вакцинации для многих россиян, по сути, вылился в политическую позицию, так они демонстрируют отношение к действующим российским властям, и уровень их недоверия очень высок.

Жесткое принуждение к вакцинации российские власти не применяют ровно потому, что боятся, что это станет спусковым крючком и вызовет очень резкий рост протестной активности населения. Даже, думаю, опасаются нелояльности со стороны низовой части правоохранительных органов и чиновничества, которые тоже пронизаны этими протестными настроениями, как и остальная часть общества, – полагает политолог Преображенский.

Профессор института экономики Российской академии наук Иван Стариков уверен, что и квазилокдаун серьезно ударит по экономике российских регионов даже за объявленную неделю.

Иван Стариков
Иван Стариков

– Дело в том, что в крупных городах доля предприятий сферы услуг в структуре валового регионального продукта очень велика. В отличие от промышленного производства, например.

При этом запретительные меры локдауна касаются в первую очередь сферы услуг, где трудятся в основном индивидуальные предприниматели и малый бизнес. Сегмент с очень невысоким "жировым запасом". В тех же ресторанах финансовой подушки безопасности, как правило, хватит на пару месяцев запрета работать – дальше закрытие. И на них обрушится самая неприятная часть локдауна, потому что, к примеру, театрам или музеям (замечу, учреждениям с фингарантиями от государства, в отличие от бизнеса) в эти дни разрешено принимать посетителей, а шиномонтажкам – нет. Логики в этом нет абсолютно никакой, мало того, что сейчас как раз время для того, чтобы переобувать резину, и автомобилистов поставили в опасное положение, просто сравните социальные дистанции и заполняемость в той же автомастерской или в театре. Абсурдное решение.

Кроме того, упомянутая неделя, думаю, выльется в "передел" многих рынков – одни уйдут, другие расширятся и станут монополистами. Выиграют, так скажем, близкие к властям компании, у владельцев которых есть инсайды, кто заранее знал про закрытие и, к примеру, не закупил скоропортящийся товар – продукты, цветы и т. д. Спустя неделю они смогут выкупить бизнес у менее информированных конкурентов, которые к тому времени понесут убытки. А монополизация рынка всегда ведет за собой повышение цен и снижение качества товаров и услуг. Это закон рыночной экономики.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

Сказано на "Эхе"

XS
SM
MD
LG