Ссылки для упрощенного доступа

Тушить или не тушить? Правительство хочет отобрать у губернаторов право выбора


Минприроды предложило правительству отобрать у глав регионов право принятия решений о том, какие лесные пожары тушить, а за какими просто наблюдать.

Месяц назад в Сети появилась петиция с требованием ввести на всей территории Сибири режим ЧС. На данный момент ее подписали более 1 млн 200 тысяч человек. Люди возмущены тем, что местные власти, не потушив очаги возгораний в самом начале, допустили распространение огня на миллионы гектаров. Из-за сложившейся ситуации в конце июля – начале августа практически все сибирские города заволокло дымом. Жалобы на это приходили из Бурятии, Омской, Новосибирской, Томской, Иркутской областей, Красноярского края, Хакасии, Алтая и других регионов.

Между тем сами чиновники считают, что тушение лесных пожаров – дело крайне затратное и бессмысленное. В частности, красноярский губернатор Александр Усс, выступая на молодёжном форуме "Бирюса-2019", заявил:

– Это обычное природное явление, бороться с которым бессмысленно, а где-то, возможно, даже и вредно.

На прошлой неделе Минприроды РФ направило в российское правительство предложения по усилению мер борьбы с лесными пожарами. Ключевые пункты документа – сокращение так называемых зон контроля (территорий, где пожары можно не тушить, если они не несут угрозы людям и объектам экономики) и перенос полномочий в установлении таких зон с регионального уровня на федеральный.

Издание "Сибирь.Реалии" обсудило предлагаемые нововведения с экспертами.

Что изменится

Предложения по усилению мер борьбы с лесными пожарами вместе разрабатывали Минприроды РФ и Рослесхоз. В правительство документ был направлен 15 августа. Эта дата была обозначена как крайний срок для подготовки такого документа на совещании о ситуации с пожарами, которое российский премьер-министр Дмитрий Медведев провел в Красноярском крае.

Именно там Медведев заявил: ответственность за тушение лесных пожаров несут прежде всего региональные власти. "Ещё раз обращаю внимание всех региональных руководителей, а также руководителей муниципалитетов: это ваша ответственность, поскольку тушить пожары нужно здесь, а не из окон Министерства по чрезвычайным ситуациям или Министерства природных ресурсов", – сказал он.

"Зоны контроля" – территории, где пожары можно не тушить, – сейчас тоже определяются на региональном уровне. Считается, что затраты на тушение пожаров на таких участках выше, чем возможный материальный ущерб от огня. Этим летом в сибирских регионах пожары тушили только на 10% пройденных огнем площадей. Соответственно, 90% были отнесены к "зонам контроля".

Губернаторы в этом вопросе сейчас стараются "сохранить лицо" перед Москвой, а не перед людьми

Однако, по мнению, заместителя председателя заксобрания Красноярского края Алексея Кулеша, фактически регионам оставили только ответственность за тушение пожаров, но не возможности для этого.

– Федерация давно забрала себе финансовые полномочия, оставив при этом административные полномочия на местах. А без денег они ничего не значат. Региональные власти, может, и рады бы тушить больше, но денег у них недостаточно. Централизация финансовых потоков уничтожает наш сибирский лес, – считает Алексей Кулеш. – А учитывая, что губернаторы – будем честными – избираются не населением, а единственный их избиратель находится в Кремле, они и несут ответственность не перед людьми, а перед Москвой. Для глав регионов важно не то, как люди отреагируют на их действия, а то, удастся ли должным образом продемонстрировать лояльность и финансовую дисциплину федеральному центру.

Если идею Минприроды утвердят, регионам будет запрещено устанавливать и самостоятельно менять границы зон контроля, включать в них арендуемые лесные участки, территории с объектами инфраструктуры, земли лесного фонда, примыкающие к особо охраняемым природным территориям (ООПТ).

"В этом году в ряде регионов отмечались случаи необоснованного принятия решения о не проведении работ по тушению в лесах рядом с ООПТ, что оборачивалось угрозой для уникальных природных территорий", – говорится в примечаниях Рослесхоза к документу.

Сами площади зон контроля предлагается сократить почти наполовину.

Все регионы должны бороться с пожарами по единым и понятным правилам

– Что касается установления зон контроля федерацией, это очень правильный пункт. А то получалось так, что региональные комиссии границы этих территорий устанавливали, губернаторы утверждали, а согласовывал в конечном счете всё же федеральный Минлесхоз – и это было определено федеральным же законодательством. Но как только что-то пошло не так, выяснилось, что во всем виноваты губернаторы, – говорит Григорий Куксин, руководитель противопожарной программы Гринпис России. – Вполне разумно, что теперь федеральные ведомства будут нести за это ответственность.

– Если предложения будут приняты, начнут действовать единые для всей страны стандарты по борьбе с огнем, средства на тушение пожаров будут выделяться по понятным правилам, чтобы не получалось так, как было до сих пор: один субъект РФ деньги счел нужным выделить, а другой – нет и тоже вроде бы оказался прав, – считает Сергей Шахматов, заместитель председателя российской экологической партии "Зеленые", в прошлом – замминистра экологии и природных ресурсов Красноярского края.

В предложениях Минприроды, кроме того, разделяются понятия "лесная охрана" и "лесной надзор". В первом случае речь идет о патрулировании лесов и оперативном реагировании на возгорания. Во втором – о проверках лесопользователей.

Предлагается также на 1000 человек увеличить штат федеральной "Авиалесоохраны", в том числе за счет создания региональных подразделений, и возродить парк лесной авиации, доведя его хотя бы до 12 воздушных судов.

Что стоит доработать

К 15 августа свои предложения подготовил и Гринпис России.

– Наши предложения, по сути, совпадают с тем, что предлагает Минприроды. Расхождение есть только по одному пункту, – говорит Григорий Куксин. – Мы считаем, что необходимо исключить из зон контроля эксплуатационные леса, то есть те, в которых запланирована промышленная заготовка древесины в ближайшие 20 лет. У Минприроды такого пункта нет. Но тут уже не надо себя обманывать: если эти леса в принципе доступны для заготовки древесины, значит, они доступны и для тушения пожаров. Если недоступны, значит, их надо исключить из категории эксплуатационных.

Профилактика возгораний важнее, чем борьба с огнем

– Считаю, что Минприроды надо развивать тему не столько тушения, сколько профилактики возгораний. А значит, и подготовки находящихся в аренде лесных участков к лесопожарному сезону, – говорит Сергей Шахматов. – Следит за этим кто-то сейчас или нет, по сути говоря, неизвестно. В итоге мы получили в этом году то, что получили. Надо вывести контроль за выполнением противопожарных мер на этих участках на новый уровень и отследить, чтобы их арендаторы несли полную ответственность за это.

Алексей Кулеш уверен: все полномочия по тушению лесных пожаров, в том числе финансовые, стоит все же оставить на уровне регионов. Но финансирование увеличить.

– Красноярский край перечисляет огромные суммы налогов в федеральный бюджет. Если эти средства перераспределить, хватит и на пожары, и на паводки, и на расселение аварийного жилья. Все-таки Сибирь из Москвы выглядит чем-то далеким и непонятным, и именно региональные власти, с учетом мнения жителей края должны формировать зоны контроля – так, как само общество считает правильным. Но такого, к сожалению, не будет, – считает Алексей Кулеш.

Цена вопроса

По оценкам Григория Куксина, чтобы предложения Минприроды воплотить на практике, нужно будет тратить вчетверо больше, чем сейчас, – порядка 30 млрд рублей в год вместо нынешних 7 млрд.

Предлагаемые расходы на борьбу с пожарами сопоставимы с тратами на укладку плитки в Москве

– Я не готов сейчас оценить объективность этих расчетов, но в любом случае не всё измеряется деньгами, – говорит Алексей Кулеш. – Защищать страну и ее ресурсы – задача власти. И, как на любой войне – а с пожарами у нас идет настоящая война, – говорить, что защищать свою страну экономически невыгодно, как-то странно. Кроме того, речь ведь идет о здоровье людей и о влиянии колоссальных сибирских пожаров на экологию всей планеты. А мы пытаемся мерить экономическую эффективность тем, не сгорела ли где-нибудь лесопилка… Между тем – и меня это искренне возмущает – исполнительная власть не откликалась на ситуацию с пожарами ровно до той поры, пока международное сообщество не забило тревогу. Вот тогда нашлись и деньги, и люди, и самолеты. А раньше, когда пожары только набирали силу, денег, выходит, не было?

Григорий Куксин уверен: средства на мероприятия, предложенные Минприроды, можно найти уже в этом году.

– Бюджет на 2020 год еще не сформирован, так что можно успеть, и тогда нововведения начнут действовать уже со следующего года, – говорит Куксин. – Сумма в 30 млрд рублей только кажется огромной, но в масштабах страны это деньги вполне представимые. Сопоставимые, например, с тратами на укладку тротуарной плитки в Москве. И значительно меньшие, чем просят наши нефтяники на разведку заведомо убыточных месторождений в Арктике.

По оценкам Гринпис России, 2019 год может стать рекордным по площади лесных пожаров. С начала этого года по состоянию на середину августа огнем уже было пройдено 14,9 млн га (по данным ИСДМ-Рослесхоз). За весь 2018 год площадь, пройденная огнём, составила 15,4 млн га. А рекорд в 18,1 млн га приходится на 2012 год. При этом, сообщают в Гринпис, этим летом тушилось только 9% всех лесных пожаров, остальные площади приходились на "зоны контроля".

Сказано на "Эхе"

XS
SM
MD
LG