Ссылки для упрощенного доступа

Заключенный красноярской колонии обвиняет сотрудников УФСИН в избиении и фабрикации дела


Иллюстративное фото

Заключенный исправительного центра ИК-27 Михаил Голиков утверждает, что его заставляли дать показания против начальника колонии, с которым пытался свести счеты его коллега по УФСИН. Когда осужденный отказался, его избили в служебной машине и отвезли в изолятор для нарушителей. А после того, как он пожаловался на избиение, на Голикова завели уголовное дело, которое он называет сфабрикованным.

"Слепцов сказал: "Я хозяин твоей судьбы и жизни"

Михаил Голиков находится в заключении с 2003 года. После нескольких лет в колонии его перевели на поселение, а с мая 2019 года – в исправительный центр ИК-27 в Красноярске (УФИЦ). Заключенные УФИЦ живут в общежитиях, выезжают в город на принудительные работы, имеют право пользоваться сотовой связью и даже приходить на выходные домой. 4 сентября Михаил ожидал суда, по результатам которого его могли освободить условно-досрочно.

Рано утром 5 августа Голикова отвезли в отдел розыска оперативного управления краевого главка УФСИН. По словам заключенного, начальник управления Сергей Слепцов потребовал от него дать показания против начальника ИК-27 Половникова. По неподтвержденным данным, между Слепцовым и Половниковым был конфликт, поскольку до прихода в ИК-27 Половников работал в управлении собственной безопасности УФСИН и "разрабатывал" Слепцова по делам, связанным с коррупцией. В настоящий момент Половников покинул должность начальника колонии.

Михаил Голиков
Михаил Голиков


– Что Слепцов говорил? Я не хочу ругаться матом. Но суть была такая, что меня попросили дать показания против начальника учреждения Половникова. Говорили, что Половникову уже по-любому капец, он уже не работник. И что я должен был сказать, что он у меня брал деньги в качестве взятки. Потом начал угрожать, что если я не соглашусь, то меня спрячут в СИЗО, там меня изнасилуют и так далее. Им нужны были лживые показания, но я отказался. Я им сказал, что это все ерунда – я никому взяток не давал. Мне Слепцов сказал: "Я хозяин твоей судьбы и жизни", – рассказывает Голиков.

Михаил рассказывает, что на обратном пути в УФИЦ, когда ехать оставалось примерно 15 минут, сотрудники розыска начали избивать его прямо в машине. По словам заключенного, били начальник отдела розыска Гурин, а также оперативники Киреев и Прикатов.

– Я сидел сзади, с двух сторон сидели два сотрудника, один еще сидел на переднем сидении, справа от водителя. Они начали меня бить и по голове, и по животу, по ребрам били руками. Говорили, что я в любом случае дам показания на Половникова, в любом случае подпишу все бумаги. Обещали, что сейчас меня посадят в изолятор, "нарисуют" нарушение, потом в лагерь, где опять же жесткие меры примут: изобьют, изнасилуют. Говорили, что я буду жалеть, что вообще родился.

Около 10 утра Голикова привезли обратно в УФИЦ, где его осмотрел доктор: Голиков жаловался на высокое давление и головные боли. Затем заключенного на скорой увезли в краевую больницу, где зафиксировали телесные повреждения – сотрясение головного мозга, гематома на лице, кровоизлияние под носом, – но госпитализировать не стали. Из больницы Голикова отвезли снова в УФИЦ, где посадили на 14 дней в изолятор: якобы заключенный не поздоровался с кем-то из сотрудников учреждения. Сам Голиков через суд пытается доказать, что нарушение фальсифицировали, чтобы найти повод отправить его в изолятор.

– В изоляторе у меня 4 дня было давление, очень высокое – 240–250. Поднялась температура. Четыре дня ко мне не пускали медиков, не давали никому подойти. Сидело два сотрудника в день, два в ночь. Потом пришел врач тюремный, посмотрел и сказал, что мне срочно надо в больницу, поскольку такое давление опасно для жизни. 9 августа 2019 меня увезли в больницу. Я же по сегодняшний день нахожусь на больничном. В больнице меня также охраняли два сотрудника розыска, два – в день, два – в ночь. Я есть пошел – они со мной, я в туалет – они со мной, спать ложился – меня охраняли.

5 сентября по заявлению Михаила Голикова Следственный комитет возбудил уголовное дело по факту применения насилия со стороны оперативников УФСИН. Голиков после двух недель в больнице около месяца провел в УФИЦ, где от него периодически требовали отказаться от показаний против сотрудников розыска.

– Сотрудники, в том числе начальник УФИЦ, говорили мне несколько раз, что, дескать, ты не понимаешь, что с тобой будет, тебе надо находить общий язык с сотрудниками отдела розыска, а от своих показаний отказываться, – говорит Михаил Голиков.

В сентябре 2019-го трое других заключенных УФИЦ заявили, что администрация оказывает на них давление, требуя оговорить Голикова. В частности, Константин Оглы рассказал, что 9 сентября 2019 года двое сотрудников оперативного управления угрожали ему отправкой в изолятор и в "пресс-хату" СИЗО-1, если он не даст показания против Михаила Голикова. Артем Канюк заявил, что сотрудники отдела розыска также склоняли к даче показаний против Голикова, а после отказа проводили обход по исправительному центру, чтобы найти нарушения режима и отправить заключенного в изолятор. И Оглы, и Канюк видели, как утром 5 августа Голикова привезли в исправительный центр со следами побоев.

"Завести следствие в тупик"

На официальном канале Gulagu.net в YouTube 20 января появилась аудиозапись разговора, предположительно, заместителя начальника оперативного управления краевого ГУФСИН Михаила Гусева и начальника медицинской части ИК-27 Алексея Сауткина.

– Ряд сотрудников УФСИН были не согласны с этой топорной фальсификацией. Я с сотрудниками общался, и они мне передали запись, – рассказал основатель Gulagu.net Владимир Осечкин.


На записи Сауткин рассказывает, что 5 августа, когда Голикову вызвали скорую в УФИЦ, он зафиксировал повреждения на теле заключенного. В справке Сауткин указал, что, со слов Голикова, его избили сотрудники УФСИН.

– Там было: сотрясение головного мозга (под вопросом), то есть, я заподозрил, закрытая черепно-мозговая травма (под вопросом), закрытая травма живота (под вопросом), параорбитальные гематомы справа. Этот диагноз я написал скорой помощи у себя, в своем (медицинском) листе. Эти справки всегда хранятся в скорой, их вообще никто никогда не дергает, они там лежат. Об этом сильно никто и не знает, знают только медработники, – говорит Сауткин. По его словам, на плохое самочувствие Голиков пожаловался сразу после того, как оперативники привезли его с допроса обратно в УФИЦ 5 августа.

Гусев замечает, что, если эта справка "всплывет", ее будут использовать адвокаты Голикова. Затем Гусев убеждает Сауткина заявить, что Голиков мог получить травмы, поскольку терял сознание и падал в результате высокого давления.

– У тебя два пути: либо завести следствие немножко в тупик и плавно от этого уйти, от прямых ответов. Например, написать, что "я не могу всего этого (диагнозы, поставленные Сауткиным) утверждать, я все под вопросом поставил". Параорбитальная гематома (синяк под глазом. – Прим. СР)? А где он ее получил, "этого я не знаю". Она свежая была, она синяя или красная была, от удара она была или от того, что он плакал. Можно же сказать, что, с его первоначальных слов, он был в таком состоянии, коматозном или каком там, затуманенном. Ты у него спросил: "Падал?" – "Падал". – "Давление?" – "Давление". Упал – нос разбил и синяк.

По словам Гусева, даже если сотрудники УФСИН виноваты, "лучше уволить, выгнать, самим все сделать". При этом Гусев уверен, что Голиков не сможет доказать, что его избили оперативники.

– Кто-то кого-то бил, не бил. Чтобы это доказать, кто-то должен либо сознаться, либо должен быть свидетель. И я не думаю, что кто-то сознается. Я точно знаю, что такого не будет. Это дебилоидом надо быть, чтобы самому на себя… Доказать ему это будет очень тяжело, я так думаю, это невозможно.

Алексей Сауткин не ответил на просьбу редакции Сибирь.Реалии о комментарии. В ответе на официальный запрос ГУФСИН России по Красноярскому краю сообщает, что по факту появления аудиозаписи на канале Gulagu.net проводится служебная проверка. По видеообращениям Михаила Голикова об избиении сотрудниками отдела розыска руководство краевого УФСИН также провело проверку, результаты которой переданы в Следственный комитет. В рамках уголовного дела по факту избиения Голикова проведены все следственные действия: допросы свидетелей, показания потерпевшего, очные ставки.

– В настоящий момент обвинение предъявлено трем сотрудникам УФСИН, на которых указывал Голиков. Ранее они проходили по делу в качестве свидетелей, теперь – в качестве обвиняемых, –​ рассказала адвокат Михаила Голикова Виктория Дерменева.

"Так можно посадить любого"

Михаил говорит, что до 5 августа у него никогда не было проблем с давлением. Но после избиения, с октября по февраль Голиков всего несколько дней провел в УФИЦ, остальное время – в больнице. В декабре, после очередного курса лечения в стационаре, заключенный узнал, что в отношении него завели новое уголовное дело: якобы он и еще два человека вымогали у заключенных УФИЦ деньги. Михаил и его адвокат говорят, что дело построено на косвенных показаниях: кто-то слышал, что якобы Голиков вымогал деньги.

– Когда меня избили в августе, они потом хотели, чтобы я отказался от своих показаний. Я ответил, что не буду, они сказали, что тогда на меня заведут еще одно дело, но какое, я тогда еще не знал. Потом дело возбудили, но фактов, что я брал у кого-то деньги, кому-то угрожал, их попросту нет. Нет ни прямых угроз, ни переводов денежных, ничего. Есть косвенные показания осужденных, но они люди подневольные! Им что скажут, то они и будут говорить. В России это нормальная практика, когда на осужденного возбуждают дело с чьих-то слов, если он что-то делает не так, как хочет система. Так можно посадить любого.

В январе следователи обратились в суд с ходатайством об аресте Голикова в рамках дела о вымогательстве, однако судья не нашла оснований для заключения под стражу. Как рассказал Михаил, теперь следователи добиваются ареста через краевой суд. Голиков говорит, что за этим стоят высокопоставленные сотрудники ГУФСИН, используя связи в МВД и Следственном комитете. Также по делу о вымогательстве проходит Сергей Козлов, которого суд арестовал в декабре. Козлов жаловался через адвокатов, что от него под давлением требовали дать показания против Голикова. Когда Козлов объявил голодовку в знак протеста, ему угрожали электрошокером и закрыли в изолированный бокс.

– Что будет дальше? Думаю, сейчас меня постараются закрыть в СИЗО по факту мнимого вымогательства. Но это не важно, им главное закрыть. И, думаю, будут применять физическую силу, чтобы я начал отказываться от показаний. Они просто нашли предлог. Там меня будут пытать, долбить, а может, и убить хотят, – говорит Михаил Голиков.

В январе Михаила Голикова перевели в исправительный центр в Ачинске Красноярского края. В этом городе живут родители Голикова, поэтому он смог повидаться с 86-летним отцом. В сложившейся ситуации Голиков надеется только на общественный резонанс и помощь правозащитников. Тем не менее, заключенный уверен, что в ближайшие дни его отправят в СИЗО, откуда он может уже не вернуться.

External Widget cannot be rendered.

XS
SM
MD
LG