Ссылки для упрощенного доступа

"Держали и били кулаком в лицо" Участника мирной акции в поддержку протестующих в Хабаровске арестовали на пять суток


Инженера Тихоокеанского института биоорганической химии, участвовавшего в мирной акции в поддержку протестующих из-за ареста губернатора хабаровчан, арестовали во Владивостоке в воскресенье, 19 июля. В пятницу Антон Расин вышел после первого в своей жизни ареста и рассказал в интервью редакции Сибирь.Реалии, почему не считает себя виновным в неповиновении сотрудникам полиции, а также какие нарушения были допущены при его аресте и в суде.

Антон Расин сразу после задержания полицейскими в штатском
Антон Расин сразу после задержания полицейскими в штатском

"Помогите! Убивают бандиты!"

31-летний сотрудник Тихоокеанского института биоорганической химии дальневосточного отделения Российской академии наук был задержан днём 19 июля сразу после окончания акции "кормления голубей", которую жители Владивостока провели в поддержку хабаровчан, протестующих против ареста и необъективного суда над губернатором Сергеем Фургалом. Антон Расин был сильно избит прямо во время задержания, при этом очевидцы, как и сам Антон, утверждают, что никакого сопротивления сотрудникам в штатском он не оказывал. У Антона до сих пор видны последствия кровоизлияния в глаз и несколько гематом, однако в вызове медиков на освидетельствование ему отказали и в отделении полиции, и в суде. Кроме того, судья, назначивший ему 5 суток ареста по административной статье 19.3 о неповиновении законному распоряжению сотрудника полиции, отказалась дождаться адвоката.

– Что именно произошло с вами 19 июля?

– 19 июля во Владивостоке проходила акция "Кормление голубей" в поддержку хабаровчан, выражение солидарности с ними, их протестом против ареста губернатора. После завершения этой акции ко мне подошли два незнакомца в гражданской одежде, не представились, не предъявили какие-либо удостоверения, но потребовали пройти с ними.

– А как вы догадались, что это сотрудники, если они в гражданском были?

– Я поначалу, естественно, и не догадался. Поэтому когда два человека в гражданском потребовали пройти с ними, я спросил: "А вы кто, собственно?". В ответ они мне принялись руки заламывать. Я решил, что это бандиты какие-то, поэтому сначала ещё кричал: "Помогите! Убивают, бандиты!". Один из этих двоих мне несколько раз ударил кулаком по лицу.

– То есть вы просто кричали, никак особенно не сопротивляясь, а вам сразу в лицо кулаком?

– Да, пальцем ни того, ни другого не тронул. Они стали мне руки заламывать, один держал, второй стал избивать. После этого к нам подошли два сотрудника полиции в форме. Эти в гражданском сказали им, что они сотрудники полиции. И тогда сотрудники в форме надели на меня наручники, посадили в служебную машину и увезли в отделение. Сначала меня привезли в отделение по Ленинскому району, там требовали, пытались составить протокол, но я был в таком состоянии, избитый, вообще отказался разговаривать. Тогда меня повезли во Фрунзенское РОВД, там личность установили, отняли телефон, не дав даже матери позвонить, сказать, где я. Оставили на ночь в отделении – на утро был суд.

– Вы как себя чувствовали? Насколько серьёзно вас избили?

Антон Расин, задержанный и избитый на акции в поддержку Фургала в Хабаровске
Антон Расин, задержанный и избитый на акции в поддержку Фургала в Хабаровске

– Плохо себя чувствовал. У меня гематома была под глазом сильная, глаз плохо видел, кровью был залит. Голова кружилась. Я просил, потом требовал медосвидетельствование. Мне отказали. Только под утро приехал какой-то фельдшер со скорой медицинской помощи. Освидетельствовать меня он отказался, что-то написал в листок и на этом все.

– Как он объяснил отказ провести медосвидетельствование?

– Сказал: "Я со "скорой помощи", мы освидетельствованиями не занимаемся". Хотя да, я просил в полиции провести медосвидетельствование. В устной форме просил, в письменной мне не дали, не было возможности написать заявление.

– Адвоката вы тоже просили?

– Да, адвоката тоже требовал, но и адвоката вызвать, позвонить не дали. Только на суде уже на следующий день я узнал, что протокол о неповиновении полиции на меня составлен. А протокол об участии в массовом мероприятии на меня составили уже после суда, когда меня поместили в изолятор временного содержания. Туда приехал сотрудник Ленинского РОВД и протокол заполнил.

– На самом суде вы как себя чувствовали? Осознавали, вопросы понимали?

– Лучше мне не стало. Но вопросы я понимал. Понимал, что происходит.

– Кроме того, что к вам не допустили адвоката, какие-то ещё нарушения были?

– Там была масса таких моментов, не знаю, можно ли их квалифицировать как нарушение. Например, перед судом мною было заявлено ходатайство об отсрочке, поскольку мне необходимо ознакомиться с документами, обратиться за помощью защитника. Мне сказали сразу: "Знакомьтесь с документами прямо здесь, а защитника, если сейчас не приедет, то суд проведём без него". Благо, мне близкие успели найти защитника: я сказал судье, что адвокат сейчас приедет, но поскольку сейчас у нее на 10 часов заседание судебное в другом месте назначено, она сможет приехать к 11 часам, когда оно закончится. Судья стала звонить в тот другой суд, не дозвонилась, сказала, что мы откладываем судебное заседание до 11.20, но если к этому времени адвокат не появится, начинаем без него. Я тогда сказал, что если адвокат всё же не приедет, мне все равно надо переносить заседание, поскольку мне нужен защитник. Судья в ответ на это говорит: "Я вам время до 11 часов дала, ищите".

Потом был перерыв в заседании, во время которого сотрудник УМВД Фрунзенского района не раз заходил в кабинет судьи и подолгу с ней о чём-то разговаривал. В это же время в коридоре суда находились два, как выяснилось потом, сотрудника Центра противодействия экстремизму (Главного управления по противодействию экстремизму МВД России – прим. СР), которые меня задерживали. Когда сотрудник УМВД, выходя из кабинета, общался с этими сотрудниками центра "Э", до меня долетела такая фраза: "Больше 3-5 [суток] не получится, так как "чистый". В 10.45 судья вызвала меня к себе в кабинет, сказала, что, мол, дозвонилась до суда и там ей сказали, что моего адвоката якобы там нет. Мол, вы меня ввели в заблуждение, поэтому суд продолжается. Хотя я буквально за две минуты до этого разговора дозвонился адвокату – она была уже в пути. После этого я заявил ходатайство о вызове свидетеля. Судья говорит: "Давайте его сюда". Я говорю: "Свидетеля в суд не пускают, он находится снаружи здания". "Я вас выпустить не могу, потому что вы арестованы", – говорит судья, предложила тому сотруднику Центра "Э", который мне глаз подбил, выйти за свидетелем со мной – тот стал отказываться, говорит, что я боюсь, снаружи толпы народу жуткие, опасаюсь за свою жизнь. Она: "Ну, тогда пройдите один". Тот вышел, вскоре вернулся: "Свидетеля моего якобы не нашёл". После чего суд начался без моего защитника.

В 11 часов всё-таки приехала мой адвокат, сказала, что нам нужен перерыв, чтобы выработать совместную линию защиты. Судья дала нам 15 минут, этого времени нам не хватило. Поэтому в суде мы с адвокатом заявили ходатайство о переносе дела, поскольку нам требуется больше времени. Указали, что отказ в ходатайстве нарушит моё право на судебную защиту, но судья всё равно отказала. И сразу вынесла приговор – 5 суток ареста по статье 19.3.

– На основании одних только показаний этих двух сотрудников Центра "Э"?

– В целом да. Но помимо их рапортов были ещё какие-то материалы, что-то вроде протокола задержания, а также показания двух неизвестных свидетелей. Я не знаю, кто они такие, в суд они не являлись. Даже этих сотрудников Центра "Э" судья не допрашивала. Практически сразу после того, как я объяснил, как все было, она зачитала рапорты, протоколы и сказала: "Суд удаляется на совещание для вынесения решения".

– Свидетельские показания этих неизвестных зачитывали на суде?

– Это я, честно говоря, не помню. Возможно, что и нет. Но из того, что я успел прочесть, их показания явно не соответствуют действительности. Честно говоря, у меня есть подозрение, что свидетели эти на самом деле на месте вообще не присутствовали.

– С чем связаны эти подозрения?

– С общим тоном, в котором были даны показания. Произносились вещи, которых на самом деле не было. Утверждать я, конечно, ничего не могу, но подозрения такие есть.

Например, там были утверждения, что я якобы толкал одного из этих двоих сотрудников в грудь – на самом деле этого не было. Было утверждение, что они мне якобы что-то показывали, хотя они мне никаких удостоверений не предъявляли.

– Обвинение в якобы участии в незаконном митинге – по нему суд ещё только предстоит?

– Да, пока неизвестно когда. Мне сказали, что сообщат позже.

– Апелляцию на вынесенное решение будете подавать?

– Конечно, буду. Мой адвокат хотела её сразу подать. Но сразу после суда, то ли в тот же день, то ли на следующий – суд закрыли на карантин. Такое ощущение было, что его вообще открыли только для процесса.

Акция в поддержу протеста хабаровчан во Владивостоке, 19 июля 2020 года
Акция в поддержу протеста хабаровчан во Владивостоке, 19 июля 2020 года

"Условия совершенно невыносимые"

– Кроме фельдшера, который к вам приехал под утро, какая-то ещё медпомощь была оказана? Проверили хотя бы на то, нет ли у вас сотрясения?

– После того, как меня после суда в изолятор временного содержания привезли, ко мне вызвали врачей "скорой помощи". Они провели внешний осмотр, зафиксировали, что, дескать, гематома есть. Каких-то более глубоких исследований – на сотрясение, например – такого не проводили.

Вообще я собирался сегодня ехать на медосвидетельствование, но, к сожалению, выпустили поздно. Уже по времени не успеваю.

– Как прошли эти пять суток? Вы же впервые арестованы?

– Да, это впервые такое. Хуже всего были первые сутки. Эта ночь, которую я провёл в спецприёмнике Фрунзенского УМВД. Там у них условия совершенно невыносимые: клетка где-то метр на два, кушетка наполовину сломанная, грязный матрас с подушкой. Пить дают воду из-под крана, сколько успеешь в стаканчик налить. В туалет выпускают где-то раз в четыре часа. Опять же мне не дали позвонить родным, сказать, где я нахожусь, ни адвоката вызвать, вообще ничего.

После суда привезли в ИВС, где я провёл оставшиеся 4 суток. Там в принципе условия были нормальные.

– Когда вам удалось позвонить родным?

– Не удалось вообще. У меня сразу телефон отняли, только утром выдали непосредственно перед судом. Мать меня с ночи разыскивала по разным отделениям, никто ей информацию не давал. В Ленинском РОВД ей тоже не сказали, куда меня увезли. Меня увозили тайком через чёрный вход. Только ночью ей уже в краевом отделении МВД, наконец, удалось узнать, что я во Фрунзенском.

– Вы же диссертацию должны были защищаться буквально в эти дни?

Житель Владивостока Антон Расин до избиения полицейскими
Житель Владивостока Антон Расин до избиения полицейскими

– Должен был сдать экзамен в прошедшую среду, 22 июля. В этот день я ещё под арестом был. Но благодаря моему научному руководителю экзамен смогли перенести на понедельник. Очень повезло, что пошли навстречу.

– Вы часто участвуете в публичных мероприятиях?

– Время от времени, но в основном они экологического характера. Например, у нас проходило несколько акций против стройки, ведущейся возле нашего института. В своё время земля возле института была отнята не совсем чистым способом, по этому поводу и суды сейчас идут. В позапрошлом году на ней начали строить, дома возводить, вырубили весь лес: животные все оттуда, естественно, убежали. Мы неоднократно проводили разные пикеты против строительства, никто на это не реагировал.

Ещё участвовал в протестах против точечной застройки, акции проводила КПРФ возле "Иллюзиона". Против пенсионной реформы были акции.

– Есть у вас предположение, почему именно вас из всех участников акции решили задержать полицейские в штатском?

– Наверное, потому что я просто отстал от колонны. Эти двое паслись там довольно долгое время, а потом, видимо, решили выцепить первого, кто под руку подвернулся.

– Почему решили поддержать хабаровчан? Чем для вас лично важен их протест?

– Я оцениваю их протест как проявление гражданской сознательности, требование, чтобы к ним обращались с уважением, поскольку они избрали этого губернатора. Действия властей, явно вызванные политическими соображениями, попросту нарушают их права. Тем более, что учитывая положение дел в нашей судебной системе. Я и раньше не испытывал иллюзий по поводу каких-то уголовных или административных дел, в которых замешана политика, но 20-го числа убедился в этом на собственном опыте. Поэтому я вполне разделяю их опасения в том, что суд над их губернатором не будет честным и справедливым. Тем более, что Басманное правосудие (устойчивое выражение, которое используется для характеристики судебной системы, сложившейся в 2000-х годах в России и отличающейся низкой степенью независимости судебных органов в принятии решений; тогда прокуроры лишились права самостоятельно арестовывать людей – соответствующие разрешительные функции были переданы судам. С тех пор именно в Басманный районный суд Москвы по подсудности попадают все прошения об аресте по громким делам из следственного управления Генеральной прокуратуры РФ, – прим. СР) уже практически стало мемом.

– Как сейчас ваша мама, успокоилась?

– Относительно. Она, конечно, боится, что я участвую в такое время в каких-то публичных мероприятиях. Переживает, отговаривает.

– А вы сами как настроены? Эти пять суток вас напугали?

– Больше разозлили. Потому что я считаю приговор незаслуженным. И буду использовать все законные методы восстановления справедливости. Насчёт участия в публичных акциях в ближайшее время – не знаю. В ближайшее время у меня главное – учёба, аспирантура, защита диссертации. Но никогда не говори "никогда".

  • 19 июля во Владивостоке за участие в несогласованном шествии в поддержку арестованного губернатора Хабаровского края Сергея Фургала задержали ещё двух человек. Арестовывать их не стали.
  • Сергея Фургала задержали утром 9 июля в Хабаровске и отправили в Москву, где суд арестовал политика на два месяца. Его обвиняют в организации убийств предпринимателей 15 лет назад. Он все обвинения отрицает.
  • Фургал, представляя ЛДПР, победил в 2018 году на губернаторских выборах действующего главу региона Вячеслава Шпорта – представителя "Единой России".
  • После задержания Фургала в Хабаровском крае и соседних регионах уже четырнадцать дней подряд проходят митинги и пикеты. Чаще всего митингующие требуют для губернатора "справедливого суда в регионе". 22 июля, после того как российский президент Владимир Путин предложил пост главы края депутату Госдумы Михаилу Дегтярёву, протестующие стали требовать отставки Путина.

External Widget cannot be rendered.

XS
SM
MD
LG