Ссылки для упрощенного доступа

"Я пытался спрятаться, стал кричать"


На улицах Благовещенска поселились тысячи бездомных собак. И все чаще они ведут себя агрессивно. В городском травмпункте констатируют: количество обращений в сравнении с прошлым годом выросло вдвое. Между тем для работы с бродячими животными в регионе нет ни денег, ни специалистов.

Их было шесть

10-летний Виталик Яковлев оказался в больнице с рваными ранами рук, ног и головы 11 апреля. Тогда он, как обычно, прогуливался после школы с одноклассником. На обратной дороге по привычке срезал путь через территорию котельной. Там всегда были высокие кучи песка, на которых мальчишки любили играть. Неподалеку часто бродили собаки, дети иногда их подкармливали. Но на этот раз Виталик был один. А собак шесть.

– Не помню, откуда они взялись. Я прыгал на песке, когда услышал лай. Они побежали на меня. Я пытался спрятаться, стал кричать, – вспоминает Виталик.

Я тут же примчалась в больницу, но к сыну меня не пустили

На шум вышел рабочий. Отогнал животных и вызвал ребенку скорую. Мальчика ввели в искусственную кому. Над ним трудились сразу пять специалистов. В том числе окулист и челюстно-лицевой хирург.

– Я узнала о случившемся через несколько часов. Следователь как-то нашла мой номер телефона. Я тут же примчалась в больницу, но к сыну меня не пустили. Сейчас думаю – и правильно. Чем бы я тогда смогла ему помочь? Была вся на нервах, пила успокоительное. Держала каждый день связь с врачами, и в очередном разговоре мне сказали: пришел в себя. Тогда я впервые увидела, что с ним сделали собаки, – рассказывает мама Виталика Татьяна Яковлева.

Сейчас Виталик слегка прихрамывает, лодыжка перебинтована почти до колена, на голове и на руках шрамы. Сегодня маме с сыном впервые разрешили выйти в больничный двор.

Татьяна рассказывает, что удалось выяснить о тех собаках:

– Они по-прежнему там. Ни администрация, ни владельцы территории даже извиняться не стали. Хотя следователь сообщила, что управление ЖКХ виновно, так как не обеспечило отлов. На меня вышел адвокат, согласился бесплатно вести дело. Буду обращаться в суд о компенсации в миллион рублей. Неизвестно, как дальше пойдет и сколько времени займет окончательно восстановление.

Ловить собак некому

С начала года в областном центре трижды объявлялись контракты на отлов, стерилизацию, чипирование и шестимесячное содержание бродячих животных. Но желающих не нашлось. Администрация вынуждена была привлечь к работе муниципальное предприятие "Городской сервисно-торговый центр".

Площадь Благовещенска, прогулочная зона набережной Амура
Площадь Благовещенска, прогулочная зона набережной Амура

Ежегодно на отлов безнадзорных животных на весь регион из бюджета выделяется всего пять миллионов. Для областного центра квота – на отлов 46-ти собак. И по десять бездомных псов можно отловить на эти деньги в каждом другом городе региона. В итоге по всей области за пять лет отловили по контрактам меньше двух тысяч собак. Притом что, по примерным подсчетам специалистов, только в Благовещенске обитает порядка 3000 бездомных псов.

– У нас выделены средства. Но не можем найти работников. Подавали данные в центр занятости. Зарплата достойная для нашего города – не меньше 25 тысяч. Но пока не можем набрать штат, – разводят руками в мэрии.

Факт в том, что теперь животных не отлавливает никто. Слишком большое давление на ловцов со стороны зоозащитников

Своими силами сотрудники ГСТК отловили с начала апреля лишь 10 собак. Но дальше с животными надо работать: чипировать, стерилизовать, кормить, лечить и искать хозяев. Муниципального приюта для них в Благовещенске нет. Помогла общественная организация "Остров спасения". Десять мест – это максимум, что смогли выделить волонтеры. Приюты зоозащитников существуют исключительно за счет пожертвований. Город волонтерам не помогает.

Собаки комфортно чувствуют себя под окнами областной и городской администраций
Собаки комфортно чувствуют себя под окнами областной и городской администраций

Рост популяции бездомных собак в Благовещенске чиновники связывают в том числе с закрытием скандального приюта "Дружок". Его руководитель ежегодно отлавливал сотни собак на улицах Благовещенска по муниципальному контракту. А в начале года его задержали за жестокое обращение с животными: в "Дружке" нашли десятки трупов собак, остальные были на грани голодной смерти.

– Волонтеры сами спровоцировали эту ситуацию, – уверен чиновник, не пожелавший назвать свое имя. – Обвиняли нас в предвзятости, кумовстве, что мы не пускаем на контракты другие фирмы. И что в итоге?! Нет, я не хочу его оправдывать, если суд докажет жестокое обращение с животными, он понесет законное наказание. Но факт в том, что теперь животных не отлавливает никто.

Дефицит денег, людей и вольеров

В декабре 2018-го одна из местных зоозащитных организаций все же получила право на отлов 40 собак – на большее количество у бюджета нет денег. Сейчас контракт на их содержание заканчивается. Что делать с собаками, волонтеры не знают. За эти полгода им удалось раздать всего несколько пойманных животных. В контракте никак не прописана дальнейшая судьба собак, которых надо чипировать, стерилизовать, лечить, вакцинировать, содержать в течение полугода, искать животным хозяев. Бюджетные деньги на эти расходы не выделяются. Что делать с теми, кого пристроить не удалось, – непонятно. После долгих требований зоозащитников, недавно, наконец, вступил в силу закон, запрещающий усыплять здоровое животное. И его надо отпускать.

– В этом году мы даже не выходили на участие в контрактах. Нет свободных вольеров. Обращались в администрацию с просьбой помочь хотя бы стройматериалами. Но пока приходится справляться своими силами. А так как волонтеры – в основном хрупкие девушки, расширение нашего приюта идет очень медленно, – рассказывает Ольга Ефремова из организации "Подари надежду (Кошкин дом)".

Основной недостаток работы по госконтракту, – говорит Ольга, – недостаток денег. Человек, желающий заработать, точно не пойдет в эту сферу. Если делать все по закону, выделяемые средства едва покрывают расходы. За отлов одной собаки платят 1342 рубля 96 копеек. Ее дальнейшее содержание – 37,5 руб. в сутки, притом что оно должно соответствовать санитарно-эпидемиологическим нормам. На коммунальные расходы и зарплату сотрудников положено меньше 42 тыс. руб. Кроме отловленных по контракту в приюте содержатся и другие животные, которых волонтеры забрали с улиц. На сегодня долг только этой зоозащитной организации перед ветеринарами – больше 150 тысяч.

– Мы можем позволить себе платить только одной наемной сотруднице. Она получает 600 рублей в день, обслуживая 80 собак, – продолжает Ольга. – Скоро контракт закончится, и собаки перейдут в собственность муниципалитета. Что будет с ними дальше – непонятно.

Другая проблема при выполнении контракта – непосредственно отлов животных. Управление ЖКХ города собирает информацию о местах обитания собак, а затем передает данные на отлов организации, с которой заключен контракт. В течение 10 дней этих животных необходимо убрать с улицы. Каким образом, организация решает самостоятельно – главное, чтобы не был нарушен закон.

– Срок на отлов очень короткий. У нас было всего несколько адресов. Периодически мы приезжали, брали более контактных собак, остальные разбегались. Ехали на другой адрес – там в этот момент собак могло просто не быть. На следующий день возвращались снова, – вспоминает Ольга Ефремова.

Брошенный дачниками и спасенный волонтерами пес
Брошенный дачниками и спасенный волонтерами пес

Каких-то собак удавалось прикормить, других приходилось окружать, загонять в тупик и ловить одеялами. Перевозили на личных автомобилях, перевязав для безопасности морду бинтом. По словам зоозащитников, в многострадальный приют "Дружок" собаки попадали иначе. Были там и багор, следы от которого, остались на некоторых питомцах. И удавки. И убийство на месте особо проблемных собак, утверждают общественники.

Биолог-этолог Ирина Богодская занимается обучением, в том числе перевоспитанием собак, больше 35 лет. Первую свою "проблемную" собаку Богодская забрала из бойцовской ямы. И за три месяца сделала из нее преданного четвероногого друга.

Ирина Богодская
Ирина Богодская

– В советские времена бездомных собак было меньше, породистых бездомных, вообще, почти не было. Потому что взять такую собаку можно было только после окончания курсов собаководов. То есть обучали в первую очередь хозяина. При этом любая собака стояла на учете в милиции. Сейчас вся эта система сломана, – говорит Ирина.

– Как можно изменить эту ситуацию?

– Когда у нас будет закон об ответственности за взятую собаку. Причем для этого не нужны большие затраты. Даже те же чипы единицы сейчас ставят. Хотя все можно сделать проще: участковый берет отпечаток носа собаки и регистрирует ее в базе. При поимке животного на самовыгуле выписывает солидный штраф.

По словам Ирины Богодской, уличные собаки получают опасное опосредованное обучение: напасть на человека с сумкой, защитить свое место обитания, ответить агрессией на шум. Тогда как домашние животные воспринимают человека защитником и вожаком стаи. Поэтому выпускать стерилизованных животных обратно на улицу бесполезно: они уменьшат агрессию, но не прекратят охотиться за едой и охранять территорию обитания.

Собаки в приюте "Остров спасения"
Собаки в приюте "Остров спасения"

На днях к журналистам обратились жители одной из благовещенских многоэтажек: их двор с детской площадкой оккупировали бездомные собаки.

– Муж ждет ребенка из школы, чтобы провести в подъезд, – возмущается Маргарита Соломонова. – Обращались в администрацию: говорят, пишите заявление в управление ЖКХ, занесут в список. А когда действовать начнут?

В амурском Заксобрании рассматриваются изменения в законопроект о безнадзорных животных. В том числе речь идет о сокращении сроков содержания отловленных животных по контракту до трех месяцев и возвращении их обратно в место обитания после чипирования и стерилизации. Фактически это означает, что число бродячих собак на улицах города только увеличится.

External Widget cannot be rendered.

XS
SM
MD
LG